Балканы сели на шпагат - INFO-BALKAN.RU

Балканы сели на шпагат

Балканы не могут решить, с кем они хотят быть: с Россией или с Западом. Запад не уверен, хочет ли он интегрировать Балканы. Одна Россия знает, чего хочет, и Балканы она не оставит.

В моем вступлении содержится, конечно, слишком широкое обобщение: я поместил в один мешок с надписью «Балканы» страны, стремящиеся к разным целям и прошедшие разный путь (некоторые из них уже стали частью ЕС и НАТО). На первый взгляд попытка описать одной фразой такой неоднородный регион кажется заведомо провальной. Но это лишь первое впечатление, ведь если курс Хорватии, занимающей однозначно прозападную позицию, выглядит совершенно четким, то в отношении остальных государств возникают вопросы. Как ни удивительно, это касается даже стран, которые уже присоединились к одной из западных структур (Черногория и Греция — члены НАТО, а вторая также ЕС) или претендуют на вступление в них. Что уж говорить о тех, которые до сих пор стоят на перепутье (в первую очередь речь идет о Сербии).
Неоднозначные и противоречивые сигналы высылают и сами западные лидеры: то они говорят о том, что тема расширения ЕС закрыта на неопределенный срок, то не слишком убедительно пытаются изменить тренд, при этом президент США намекает, что в случае, если Черногория (вступившая в Альянс год назад) подвергнется нападению, союзники могут не придти ей на помощь.

И только Россия последовательно претворяет свой план в жизнь: где возможно, сохранить влияния, а где это не получается — дестабилизировать ситуацию. При этом в Европе нет другого такого региона, который бы предлагал настолько благодатную почву для разного рода манипуляций. Раз Москве удается проводить свои интересы даже в странах, тесно связанных с западными структурами, в регионе с незатянувшимися ранами и сбитыми геополитическими ориентирами, она может позволить себе действовать еще свободнее. Чем больше колеблется Запад, раздумывая, «брать» ли эти Балканы или «не брать», тем активнее становится Россия.

Неожиданный поворот

В феврале этого года Европейская комиссия довольно неожиданно обнародовала новый план, касающийся переговорного процесса с двумя балканскими государствами. «При наличии политической воли Сербия и Черногория, проведя реальные реформы и окончательно разрешив споры со своими соседями, будут готовы к членству в ЕС до 2025 года. К тому же времени на продвинутом этапе переговорного процесса о вступлении должны оказаться Албания, Босния и Герцеговина, Македония, а также Косово», — писала Еврокомиссия. Это заявление, в котором содержалась конкретная дата, выглядело удивительным, поскольку еще четыре года назад Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker) заявлял, что в «обозримом будущем» о расширении Евросоюза не будет и речи.

Что же произошло за это время? Свою роль наверняка сыграл Брексит, который, если весь процесс окончательно завершится, заметно ослабит объединенную Европу. Во-вторых, высказывание Юнкера было связано со скептическим отношением британцев к появлению в Евросоюзе новых членов: он не хотел давать евроскептикам в Великобритании очередной аргумент в пользу выхода их страны из состава ЕС. Новый поворот связан не только с результатами британского референдума, но и с тем, что Россия активизировала свою деятельность на Западных Балканах. Брюссель и несколько европейских столиц внезапно прозрели: они увидели, что страны, остающиеся в неведении относительно своей дальнейшей судьбы, стали предметом пристального внимания Москвы.

Черногория откалывается

Столкновение интересов становится особенно заметным в ситуациях, когда «естественная сфера влияния» России решает перейти на сторону западных союзов. Чем оно оборачивается, узнала на своем опыте Черногория: за две недели до вступления этой страны в НАТО российские спецслужбы попытались устроить там переворот. Это было явное вмешательство Москвы с ситуацию. Путч в итоге провалился, Черногория стала членом Североатлантического альянса, но Россия отнюдь не отказалась от активности на ее территории, тем более, что в черногорском обществе и политических элитах нет единого мнения по поводу интеграции с Западом.
Пророссийская оппозиция настаивала, что по вопросу членства в НАТО следует сначала провести референдум. Правящая коалиция, однако, постановила, что отдав за нее голос на выборах, граждане однозначно высказались за вступление. Одновременно власти в Подгорице уверяли, что членство в Альянсе «не повредит исторически тесным отношениям с Москвой». Это было, конечно, попыткой выдать желаемое за действительное или подтверждением, что страна продолжит стоять на перепутье.

Военнослужащие Черногории и США во время совместных ученийСейчас Черногория, без всякого сомнения, стала наиболее уязвимым перед воздействием российской агентуры членом НАТО. Американский аналитический центр «Институт внешнеполитических исследований» (Foreign Policy Research Institute) четко показывает в своем докладе, что несмотря на свое поражение Москва, которой не удалось предотвратить вступление Черногории в Альянс, продолжает вести активные действия на территории этой страны, стараясь провоцировать конфликты на политической и национальной почве. Сейчас она стремится заблокировать Подгорице путь в ЕС.

Российская «естественная сфера»

Россия и Запад еще не скоро перестанут перетягивать канат на Балканах. Вернее, они закончат это делать, если второй решит «оставить» регион. Москва, в свою очередь, от него не откажется хотя бы потому, что она осознает, какой экономической позицией обладает, в частности, выступая там основным поставщиком энергии. Балканы имеют для России огромное значение также в контексте доступа к месторождениям газа и нефти в бассейне Каспийского моря и Средней Азии, а также контроля над ними. Политолог Марко Бабич (Marko Babić) из Варшавского университета отмечает что «Балканы выступают последним этапом на маршруте, по которому газ из вышеуказанного региона поступает на европейские рынки, а в случае нефти — в порты, из которых он попадает далее на рынки мировые». Сами балканские страны осознают, что их энергетическая безопасность зависит в первую очередь от России. Что за этим следует? Все они каким-то образом задействованы в строительстве российско-итальянского газопровода

«Южный поток»

Экономика — это, однако, еще не все. Определенное значение имеют также исторические и культурные связи большой части Балкан с Россией. Речь здесь идет как о Черногории, так и о Сербии. Во второй, однако, общество крайне поляризовано. Томислав Николич, который до прошлого года занимал президентский пост, однажды прямо назвал свою страну «российской губернией», вкладывая в это понятие положительное значение. При этом в Сербии есть и такие политики, как Чедомир Йованович, который сравнил энергетическое соглашение между своей страной и Россией с колонизацией.

Движение на Запад предотвратит войну

До 2012 года казалось, что чаша весов окончательно склонилась в сторону России. Президентом тогда стал вышеупомянутый Николич — бывший человек Слободана Милошевича, мечтавший воссоздать Великую Сербию. В прошлом году президентский пост занял Александр Вучич. Несмотря на то, что этот политик связан с теми же кругами, что Николич, он заявил, что страна вернется на путь интеграции с Европейским Союзом. Однако звучавшая в предыдущие годы российская риторика сделала свое дело: в январе этого года за членство в ЕС высказывались 51% сербов, при этом 67% заявляли, что предпочли бы союз с Россией. Как видно по этим цифрам, многие жители Сербии столкнулись с внутренним конфликтом.
Чем меньше решительности будет в шагах Запада в отношении Балкан, тем больше ее будет в действиях России. Полная интеграция с западными структурами увеличила бы шансы региона на то, что ему удастся избежать нового витка тлеющей до сих пор вражды, в том числе на национальной почве. Отдаться в руки России — значит рисковать повторением не столь давней истории.

Источник