Без Москвы вопрос по Косово не решится - INFO-BALKAN.RU

Без Москвы вопрос по Косово не решится

Ведущие международные игроки пока не могут снять напряжение по поводу будущего частично признанной республики

Спустя 20 лет после начала агрессии НАТО против Югославии с целью принуждения Белграда к выводу своих подразделений с территории сербского края Косово и Метохия напряжение вокруг него снова нарастает как на международном, так и на внутрисербском уровне. Продолжающиеся с конца прошлого года ежесубботние демонстрации сербской оппозиции, хоть и начинались совсем по другому поводу, теперь взяли одним из своих лозунгов знаменитое «Косово – это Сербия». При том что некоторые из лидеров этой оппозиции, окажись сами на месте президента Александра Вучича, вынуждены бы были очень быстро официально признать независимость Косово под диктовку своих западных кураторов. Кто заказывает музыку, тот и танцует.

Весь прошлый год в Сербии прошел под разговоры о возможных компромиссах по «разграничению» Косово. На практике это означает следующее – при самом благоприятно развивающемся для его авторов сценарии Белград и Приштина теоретически могли бы «обменяться» территориями, исходя из карты преимущественного проживания представителей сербов и албанцев на севере края вплоть до Косовской Митровицы (отошел бы сербам). В свою очередь, косовары могли бы рассчитывать на районы Прешево и Буяновац западнее административных границ Косово. В этом случае Приштина фактически контролировала бы территорию с 90-процентным албанским населением вплоть до главной европейской автомагистрали Афины–Берлин А1. Физически граница бы проходила за пару километров до нее. Справедливости ради стоит отметить, что на данный момент упомянутые общины Прешево и Буяновац могут считаться Сербией только номинально. Де-факто сербов там уже давно нет. Так что подобный обмен территориями мог бы лишь легализовать настоящее положение вещей. И тут мы подходим к главному вопросу: согласны ли сербы спустя 20 лет после бомбежек НАТО и 11 лет после одностороннего провозглашения независимости Косово (17 февраля 2008 года без проведения какого-либо референдума в отличие от Крыма и Донбасса) признать потерю своей исторической родины – именно в Косово находится резиденция сербской патриархии и многочисленные национальные святыни сербской истории. При всей очевидности категорически отрицательного ответа необходимо учитывать огромную роль, которую будет играть в нем позиция Москвы, апеллирующей к безусловности резолюции 1244 Совета Безопасности ООН, согласно которой Косово считается автономной частью Сербии.

На данный момент сложилась интересная конфигурация международных игроков по самому больному для сербов вопросу. Традиционно сильный балканский интриган Великобритания вместе с США и нынешней еврономенклатурой (которой осталось работать до майских выборов в Европарламент и последующего переназначения Еврокомиссии) подталкивают сербского и косовского лидеров к скорейшему заключению соглашения. Эту позицию также поддерживают Турция, заметно усилившая свое влияние на Балканах при Эрдогане (почти 10-кратный рост инвестиций за 15 лет и строительство трассы Сараево–Белград), и арабский мир. Активно против, что интересно, выступает Германия и лично Ангела Меркель, неоднократно заявлявшая о недопустимости пересмотра административных границ в Европе в целом и на Балканах в частности. Видимо, уходящему канцлеру с самой большой турецко-албанской диаспорой в мире сильно не нравится идея фактического появления на карте Европы «Большой Албании», открыто провозглашаемой тиранскими лидерами в этом случае – в Тиране уже заявили о снятии албано-косовской границы по «шенгенскому» принципу. Позиция России и Китая помимо приверженности упомянутой резолюции 1244 СБ ООН исходит из приемлемости любого «конструктивного соглашения» Сербии и Косово, которое пойдет на пользу безопасности в регионе. Это критически важно как Москве для строительства европейской ветки «Турецкого потока» – ожидается, что газопровод должен зайти с территории Болгарии в южную Сербию, – так и Пекину для усиления торговой экспансии на европейские рынки через Грецию, недаром Китай активно инвестирует в строительство автомобильных дорог на Балканах.

При этом лидеры Сербии и Косово Александр Вучич и Хашим Тачи, неоднократно встречавшиеся в 2018 году, вошли в новую полосу противостояния после объявления Приштиной о создании собственной армии (прямо противоречит резолюции 1244) и введении 100-процентной пошлины на все сербские товары. Что на фоне периодических силовых провокаций и наглядного бряцания оружием косовским спецназом в сербских анклавах на севере Косово еще сильнее отдаляет перспективы любых компромиссов.

Отдельного внимания заслуживает положение в Рашской области Сербии (регионе Санджак) севернее границ с Косово в ситуации «разграничения». Вполне логично, если его преимущественно мусульманское население – скорее бошняки (то есть принявшие ислам сербы), чем албанцы, – также может затребовать для себя автономию на фоне обсуждаемого прецедента Прешево и Буяновца. Стоит напомнить, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган даже объявлен почетным гражданином столицы региона Нови Пазар. Несущественное отличие бошняков от албанцев в данном случае могло бы сыграть существенную роль – в отличие от этнической доминанты в албанском сознании (как шутят, настоящая вера албанцев – «албанизм») бошняки более чтут религию, чем национальность. Потому ближе своим единоверцам в Боснии и Турции, чем в Албании. На практике это может означать меньшую заинтересованность в англо-американских интригах и большую вовлеченность в турецкие проекты.

Последние встречи президента Сербии с российским лидером не могли не затрагивать перспективы компромисса по Косово. Церемониальный визит Владимира Путина в Белград, в ходе которого была ритуально подчеркнута приверженность резолюции 1244, на деле уже давно никем не соблюдающейся, не внес особой прозрачности. Исходя из наличия крайне скупой как официальной, так и неофициальной информации на сей счет, никаких новых решений принято не было. Однако это не означает, что и не будет принято в ближайшем будущем. К сожалению для Белграда, время работает скорее на другую сторону. Но говорит ли это о том, что стоит торопиться? 

Олег Владимирович Бондаренко – директор Фонда прогрессивной политики.

Источник