Что потребуют от Сербии за европейский пряник - INFO-BALKAN.RU

Что потребуют от Сербии за европейский пряник

После того, как инициированное США давление на Белград силами албанских сепаратистов спровоцировало ответное упрямство сербов и заставило тех еще больше сблизиться с Россией, подоспели умиротворяющие инициативы от ЕС. И остается понять, идет ли игра Брюсселя вразрез с намерениями Вашингтона, либо же она претворяет анонсированные ранее новые инициативы США по косовскому вопросу.

Сладкая ария французского гостя

То, что у американцев есть очередной проект по Косово, который Вашингтон намерен представить уже в сентябре этого года, в кулуарах большой политики обсуждается в последнее время довольно активно всеми заинтересованными сторонами. В частности сербский президент Александр Вучич уже высказался по этому вопросу, заявив, что не ждет того, что американская инициатива будет легкой для его страны. Что вполне оправдано, поскольку прежние, выполненные руками косово-албанских марионеток под публичное одобрение заокеанских политиков, были предельно агрессивны и однозначны: создание собственной армии, вопреки исторической резолюции 1244 Совбеза ООН; введение стопроцентных пошлин на товары из Сербии и БиГ, в рамках которой существует Республика Сербская и непримиримый по отношению к албанским сепаратистам Милорад Додик; карательные рейды албанского спецназа и полиции в сербские анклавы и массовые аресты сербов по надуманным обвинениям, а также избиение российского дипломата; попытка «национализировать» частично принадлежащий Белграду производственный комплекс «Трепча».

В ответ на это Сербия приводила армию в повышенную боевую готовность, перемещая отдельные части к границе с отторгнутым краем, закупала вооружения у России и Белоруссии, устами официальных лиц грозилась жестко отреагировать на репрессии в отношении соплеменников. А также заявляла, что все переговоры с Приштиной будут возможны только после снятия введённых сепаратистами пошлин. Казалось бы, ситуация зашла в тупик, и после черногорской и северомакедонской викторий процесс полного поглощения Балкан Западом застопорился. И тут…

«Нет магического решения, оно не находится в кармане у России или в кармане США, ответ находится в ваших сердцах и в умах тех, кто принимает решения».

Вот так по-французски витиевато высказался о перспективах косовского регулирования совсем недавно посетивший Сербию президент Франции Эмманюэль Макрон.

И, похоже, он смог очаровать своего сербского коллегу Алексадра Вучича, который по итогам этой встречи признался журналистам в том, что с гостем они разговаривали «так долго, что трудно вспомнить тему, которую бы не затронули». Добавив, что «я сделал все, чтобы Франция помогла нам, как на пути в Европу, так и в решении кризиса в Косово и Метохии».

Подобное утверждение никак не спишешь на склонность сербского президента к длинным и многозначительным фразам, поскольку действительно по итогам сербского визита Макрона было подписано 22 соглашения как в области экономики, так и всевозможных интеграционных процессов, которые вроде как должны сделать Сербию ближе к ЕС. Так, по итогам визита утверждалось, что «обе страны намерены придать большое значение европейскому культурному пространству, содействовать равенству между женщинами и мужчинами, поддерживать борьбу против всех видов дискриминации». Плюс, например, «поддерживать региональное молодежное сотрудничество и примирение при долгосрочной поддержке Регионального бюро по молодежному сотрудничеству». Сообщалось также, что при помощи Франции в Сербии будет запущен проект WB6 Lab, направленный на «продвижение модели социального и солидарного предпринимательства для молодых предпринимателей на Западных Балканах». А европейские программы Erazmus + и Horizon 2020 плюс Университетское агентство франкофонии (AUF) обещались посодействовать «интеграции образовательной системы Сербии в европейское пространство высшего образования» путем «межвузовского партнерства и научной мобильности».

Сербия перегнала Евросоюз по готовности к интеграции?

И понятное дело, что все эти замысловатые институции помимо продвижения французского языка и культуры, заметно сдавших позиции на фоне англо-американской экспансии, будут переманивать талантливых молодых сербских ученых во Францию, а также продвигать в Сербии всевозможные ЛГБТ-толерантные дела, вкупе с собственным взглядом на историю и современность, но… Помимо всей этой рутинной подрывной работы Макрон сказал нечто, что прозвучало как фундаментальная позиция:

«Нельзя сказать, что сегодняшний Евросоюз хорошо функционирует, — отметил лидер Франции. — На мой взгляд, чтобы быть готовой принять Сербию, он должен реформироваться параллельно с реформами, которые проводит она».

То есть по Макрону получается, что уже не Белград не дотягивает до высоких евростандартов, а, напротив, Брюссель не поспевает. И все это можно было бы принять за очередной дипломатический реверанс, но гость пообещал вскорости устроить встречу представителей сепаратистского Косово и Сербии при посредничестве себя любимого и Ангелы Меркель.

«Европа — это комплекс государств, а Сербия и Косово — это европейские государства, который должны стать частью ЕС. Нельзя допустить, чтобы национальная гордость не позволила достичь компромисса».

И с одной стороны, последнее утверждение с легкостью можно отнести как к Приштине, так и к Белграду, но в Косово уже довольно нервно восприняли тот факт, что Макрон побывал у соседей, а к ним нарочито не заехал. И то, что Франция намерена продать Сербии партию ПЗРК «Мистраль».

Может, Европа действительно решила вести собственную игру помимо США, видя неуступчивость Белграда и решив, в отличие, от Вашингтона, воспользоваться не кнутом, а пряником? Тем более, что последние агрессивные инициативы Косово были встречены в штыки всеми европейскими деятелями, включая генсека НАТО Йенса Столтенберга. Американцам легко решать вопросы в Старом Свете силой при помощи своих непредсказуемых и агрессивных албанских вассалов, чья оргпреступность давно стала ужасом Европы. Но именно европейцам жить со всем этим.

Подобная версия имеет право быть рассматриваемой, учитывая историю той же экс-Югославии — например, Боснии, когда, отделив Словению и Хорватию, Европа было хотела удовлетвориться этим, создав из Боснии полноценную федерацию, но в дело вмешались сделавшие ставку на местных мусульман США, после чего война полыхала еще несколько лет. Повторения 90-х Европе, и без того страдающей от мигрантского кризиса, явно не хочется.

Буквально три дня спустя после визита Макрона вице-премьер и глава сербского МИДа Ивица Дачич провел в Вашингтоне встречу с советником президента США по национальной безопасности Джоном Болтоном. И, по словам Дачича, Болтон уверил гостя, что США в своей политике более не следуют стереотипам двадцатилетней давности, положительно оценивают последние действия Сербии, выражают убеждённость в том, что на Приштину надо надавить, дабы та отменила стопроцентные пошлины на сербские товары, и готовы посодействовать поиску компромиссного решения косовского вопроса.

А тремя днями позже тот же Дачич на международной конференции министров иностранных дел, посвященной проблемам свободы вероисповедания, рассказал о гонениях на сербское православие в Косово. Рассказал про то, что не является тайной ни для кого, кто по роду своей деятельности занимается Балканами. Но если в высоких собраниях за океаном эту правду ранее предпочитали игнорировать, то теперь Дачича внимательно слушали. Не без сочувствия.

Можно предположить, что и в США все не так однозначно, тем более, что, как известно, там есть разные центры силы, противостояние между которыми проецируется и на международную повестку. Тем более что до президентских выборов не так уж далеко. Поэтому предположить, что один из конкурирующих американских кланов решил сделать ставку на умиротворение сербов и поиск компромисса, тоже можно.

«Кемска волость» по-сербски

Но вот что интересно. В свете последних событий в прессе и в экспертном сообществе вновь заговорили об очертаниях косовского «компромисса». Точнее о размене территорий между Белградом и Приштиной, согласно которому к Сербии отойдут северные, преимущественно населенные сербами анклавы Косово, а албанским сепаратистам достанется населенная преимущественно албанцами сербская Прешевская долина. Разговоры о том, что сам Вучич склоняется к подобному варианту, ведутся давно. Другое дело, что руководство Косово относилось к такой рокирвке в целом отрицательно, и если «президент» Хашим Тачи допускал хотя бы какой-то территориальный размен, то «премьер» Рамуш Харадинайбыл резким противником подобного решения. Теперь последний отправился в Гаагу, и казалось бы, реализации плана уже ничто не может помешать…

В свое время Брюссель выдвинул Белграду 35 условий, при выполнении которых Сербия может претендовать на вступление в ЕС. Среди них было и признание Косово. И сербская сторона, неизменно заявляя о своем европейском выборе, как могла оттягивала выполнение большинства пунктов. Теперь красноречивый Макрон намекнул, что Сербия-то как раз молодец, а вот ЕС мог бы действовать иначе. И все это было сказано на фоне реконструкции в Белграде Памятника благодарности Франции, который был установлен в честь событий времён Первой мировой войны, когда французский флот эвакуировал на остров Корфу разбитую немцами сербскую армию, за которой по пятам шел враг. Правда, сделано это было только после того, как Николай II пригрозил союзникам перестать вести активные боевые действия на фронте. Но в монументе роль русского царя, естественно, отражена не была, Российская Империя рухнула, а Франция стала другом Сербии. Память об особых отношениях сохранялась и десятилетия спустя, вплоть до того момента, когда Париж существенно поспособствовал развалу Югославии и поучаствовал в кампании по шельмованию сербского народа. Стоит ли удивляться, что за это время монументальная благодарность потускнела и обветшала. И вот теперь, похоже, Францию снова назначили лучшей подругой Сербии.

В принципе, все происходящее вполне вписывается в процесс евроинтеграции этой балканской страны. По которому она шатко-валко и идет, не желая только вступать в НАТО и вводить санкции против России. И сама Россия устами первых лиц государства по сути поощряет такой вектор, постоянно заявляя об «уважении выбора сербского народа». Которому и не остается ничего иного, тем более, что Москва не предлагает Белграду никаких альтернативных проектов.

Поэтому потеря южного и центрального Косово может стать той ценой, которая приблизит вступление Сербии в Евросоюз. Впрочем, велик шанс, что даже добившись этого от сербов, Запад кинет их под любым удобным предлогом. И, да, пока можно предполагать что угодно и строить самые разные прогнозы, но все-таки будет любопытно узнать, что же такого предложат по косовскому вопросу в сентябре этого года США.

Алексей Топоров

Источник