Греки готовятся к восстанию

«Греция променяла православие на деньги!» — уже которую неделю этот лозунг звучит и внутри страны, и за ее пределами. Христианский мир всерьез обеспокоен принятым в Греции законом, разрешающим гражданам с 15 лет менять пол.

Жители православного государства готовятся к худшему, обвиняя премьер-министра страны Алексиса Ципраса в потакании Берлину и Брюсселю. О том, почему принятый документ грозит обернуться катастрофой для греческих властей и как скандал отразится на всей христианской Европе.

Жители православного государства готовятся к худшему, обвиняя премьер-министра страны Алексиса Ципраса в потакании Берлину и Брюсселю. О том, почему принятый документ грозит обернуться катастрофой для греческих властей и как скандал отразится на всей христианской Европе.

«Церковь мощнее государства»

Жительница Афин Александра вспоминает, как она, будучи подростком, услышала в церкви слова священника о том, что геи «плодят других геев», что распространение гомосексуализма сделает страну «крайне уязвимой для возможного нападения Турции».

«Но сейчас я, сменившая пол лесбиянка, чувствую себя свободной и гордой. Церковь может видеть вещи по-своему, но ее взгляды не должны влиять на основные права человека в единой Европе», — утверждает она.

Однако большая часть сограждан Александры ее мнения не разделяют. Многие греки встали на сторону Церкви, обладающей в стране большим авторитетом. В конституции статус православия закреплен как «господствующей в Греции религии». К нему себя причисляют более 70% граждан.

В стране действуют Константинопольская (север страны и острова) и Элладская православная церкви, последняя фактически является государственной  ее духовенство получает зарплату из госбюджета.

Однако, несмотря ни на что, законопроект был принят, хоть и с мизерным перевесом голосов. Обсуждение документа было жарким: в дебатах участвовали все самые влиятельные персоны Греции. Так, в ответ на упрек спикера парламента Никоса Вуциса в том, что Церковь «слишком активно выступает против», Архиепископ Афинский и всея Эллады Иероним призвал не разграничивать политику и религию.

«Вы спрашиваете, какова роль Церкви не только в Европе, но и во всем мире? Отвечаю: наша Церковь может предложить больше, чем все посольства Греции», — осадил Архиепископ своего оппонента.

Действительно, возможности у Церкви в Греции колоссальные. Она объединяет миллионы этнических греков как внутри страны, так и за ее пределами. Греческое духовенство имеет доступ даже в Белый дом. И именно при ее посредничестве Ципрас завязал дружбу с исламским миром, начав с проекта реставрации часовни над Гробом Господним, спонсором которого выступила Иордания.

«Черная метка» для премьера

Между тем греческое духовенство давно выдало Ципрасу «черную метку». В 2015 году Греция стала первой в мире православной страной, узаконившей гей-браки. Тогда влиятельные епископы практически единодушно прокляли премьер-министра, пожелав ему «гореть в аду».

Тот в ответ не стеснялся публично заявлять, что не верит в Бога. Теперь же речь идет уже о политической судьбе премьера. Но до последнего момента политик уверенно держался в своем кресле.

«Я прошу политиков, которые голосовали за закон, прекратить посещать церкви и обманывать нас, чтобы получить голоса на выборах. Зачем они нам нужны?» — заявил в одной из проповедей митрополит Феотидский Николай.

Еще более радикально и последовательно против политики Ципраса выступают афонские монахи. Святая Гора фактически является государством в государстве, и ее «граждане» имеют огромный вес в общественной жизни страны. Афонские монахи разъезжают по всей Греции с проповедями, выступают на телевидении и даже ведут ток-шоу. К их мнению апеллировали во время дебатов по закону даже члены «Независимых греков» — партнеров премьерской СИРИЗЫ.

"В нашем православном отечестве законодательно и неприкрыто бросают вызов божественному закону", — Священный Кинот (управляющий орган) Афона предрек Греции "катастрофу".

А простые  монахи называют греческих политиков иудами — за то, что те выменяли у ЕС скандальный закон на финансовую помощь. И заявляют, что будут «до конца отстаивать» многовековое правило: на Святую Гору допускаются только мужчины.

Впрочем, Элладская церковь официально ведет себя в лучших традициях легендарной византийской дипломатии: то высшее духовенство ругает Ципраса, то на следующий день может пожелать ему «больших успехов во внешней политике». Такое «виляние» раздражает не только Афон, но и простых верующих. А некоторые эксперты даже заговорили о большом церковном расколе.

«Теоретически возможность такого раскола вполне вероятна, потому что подобные законы очень часто ставят Церковь перед очень серьезным выбором — продолжать общение с этой властью или нет. На самом деле вся история взаимоотношений Церкви и государства во все времена была историей нравственного выбора. … К сожалению, в Элладской церкви и Константинопольском патриархате подобные расколы возможны», — считает председатель византийского клуба «Катехон» при Институте философии РАН, политолог Аркадий Малер.

Демарш миллионов

Интересно, что в 2016 году монахи Афона с радостью приняли Путина, но не пустили с ним на Святую Гору Ципраса. И если в российском президенте православные Греции видят блюстителя «традиционных ценностей», то свой премьер-министр для них уже «политический мертвец».

«Тот факт, что его (Путина. — Прим. ред.) пустили на Афон, говорит об очень высокой оценке его деятельности и очень хорошем отношении к российскому государству. То, что на Афон не пустили Ципраса — это совершенно логично. Если на Афоне знают о политической деятельности человека, который хочет туда прибыть, то она изучается, а затем принимается решение. Уже того, что Ципрас является левым политиком, ставя секулярные ценности выше религиозных, достаточно для запрета на посещение Святой Горы», — подчеркивает Малер.

Немаловажной, по его мнению, является и позиция Русской церкви, усиливающей свое влияние в православном мире. Она уже давно последовательно выступает в защиту традиционных ценностей. Именно в РПЦ намекнули властям Греции и всей остальной Европы, что последователи Христа могут и взбунтоваться.

«Я думаю, в Греции сложилась та ситуация, которая описывается в нашем нормативном документе — Основах социальной концепции Русской православной церкви. Когда власть легализует действия, противоречащие православному вероучению, — это та ситуация, когда Церковь может призвать людей к гражданскому неповиновению», — замечает глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион.

Такая опция, похоже, предусмотрена и Элладской церковью. В сотрясаемой экономическими неурядицами Греции это может вновь вылиться в массовые акции протеста. Только на этот раз на баррикадах окажутся самые уважаемые в стране люди.

«Церковь уже вступала в конфликты с правительством Ципраса, когда власти резко ограничивали финансирование Церкви в ходе кризиса. Но к падению премьера это не привело. В данном случае ситуация немного другая, так как затронут моральный вопрос, который вступает в явное противоречие с христианским учением, разрушает христианскую идентичность Греции», — полагает руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин.

Православное духовенство уже предприняло «яркий политический демарш» — несколько дней по всей стране в знак возмущения звонили колокола. Кроме того, отмечает политолог, в Греции есть православные общественные движения, которые «играют определенную роль в политике и социальном служении, защищая консервативные ценности».

Так или иначе, православное большинство Греции посылает в Брюссель и Берлин четкий сигнал: если ЕС ударит православных по правой щеке, другая подставлена не будет. Будут баррикады.

Источник

 

 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.