Не верьте братцы, смерти нет

Именно с таких слов начался наш диалог с русским добровольцем, воевавшим в Боснии за армию Республики Сербской, Вячеславом Бублеевым.

Вячеслав: не верьте братцы, смерти нет… Это я написал на второй день, когда Петрович еще в морге лежал. Если Вам это о чем то говорит?

РСП: слышали эту фразу. Стихотворение ваше тоже читали про погибших ребят;

«Видовдан,молчит кукушка, зноем скованна земля…

Вбиты в камни, у церквушки, добровольцы — дюбеля…

Время продолжает бег.

На крестах могильных тает памяти кровавый снег»…

Вячеслав: я решил убрать строку — кто их помнит, кто их знает… Cейчас в Новочеркасске выходит моя книга «РОНИН, ТАНГО И ВОЙНА». Жду. Я был в Реcпублике Сербской и в Сербии до 98 года. Делал переводы стихов Светислава Савича. Ну не знаю, печатали ли. Готов говорить о литературе, но не на все 100% готов обо всем остальном. Да, был. Да, воевал. В числе 13- ти Атаманцев сидели под Скелани, в местечке Езеро на господствующей высоте.

Память

РСП: а как все начиналось? Первый бой?

Вячеслав: пардон, двенадцати Атаманцев. Один в Москве сбежал…. местечко Крсти. Засада. Замерз, дюже вынул рожок проверить и не смог вставить. Так трясло. На снегу лежали…

РСП: мы, кстати, в сводках нигде о вас не видели инфы. Знаете, как догадались? По вашим комментариям под фотографиями русских добровольцев у нас в альбоме. Потом, посмотрели ваши фото-все стало ясно. Вы ведь наверняка знаете Кравченко Александра и многих других русских добровольцев?

Вячеслав: да! И Аса знал, мы туда сразу после них прибыли. Даже в одном дурдоме (временная казарма войска РС) проживали. (через корпус)

В общем, нормальная ночь была- лунная. Просто долго лежали, ждали

Я, доброволец с позывным «Ленчак», Игорь Осипов и наш командир Петрович, мы все, попали в засаду. Сотник- Котов Геннадий Петрович был нашим командиром и журналистом в добавок. Если быть точнее: Родился Петрович в 1960 году в Волгодонске. Казачий полковник. В Республике Сербской с января 1992 года. Командовал 1 казачьим отрядом, который действовал в составе Вышеградской бригады. Погиб 9 февраля 1993 года, вот в тот день мы и попали в неприятельскую засаду южнее города Вишеград. Детально, как все произошло, рассказывать не буду. Сами понимаете-тяжело все это вспоминать.

РСП: да, конечно.

Вячеслав: в этом году, мы с однополчанином собираемся к нему на могилу. Он перевезен и похоронен в гор. Волгодонск. Там же в музее, открыт Зал Славы в его честь. Жаль, что такого человека уже многие не помнят в том же Волгодонске. Он был настоящим журналистом и идеалистом.Впрочем, как и все мы. В Вишеграде стоит мемориал в его честь, его хоронили два раза. Сначала в Вишеграде и потом перевезли в Волгодонск

Вячеслав: на том самом мемориале и выбиты мои слова. В интернете комментировали, что это, мол, простые слова неизвестного автора берут за душу очень сильно. Мне тогда было 23 года. Очень приятно было читать такие отзывы. А еще приятнее, что это написано на мемориале, посвященном моему командиру.Пустую могилу на память оставили возле местной церквушки. Во время этой засады, много еще наших ребят погибло. Петровичу пальцы оторвало. Несли его примерно 12 километров. В его груди еще гул был, но потом уже было поздно.Когда обратно домой вернулись, то за нас сразу милиция взялась. Там были, где сегодня затихло.

РСП: Так получается, вас в России посадили за наемничество?

Вячеслав: да никто меня не посадил. Думали, что посадят. После нашего возвращения, статью приняли о наемничестве, но слава Богу, все обошлось. Мы ведь АТАМАНЦЫ. Все хуторяне. Из верхнего Дона. В Скелани нас сформировали в отдельное подразделение. После влились в штурмовую сотню. Мы хотели жить по адатам. По справедливым законам. Есть такие. Максая убили на верхнем Дону, сразу после возвращения. Он был один из двух наших командиров атаманцев. Воевал в Приднестровье, и после в Боснии. Максай был буйным в хуторе, гонял местных бандюганов с Кавказа. Привез автомат из Приднестровья в 92 году. Бандюганы стали возбухать, мол казаки- ерунда. Тот вынес калаш, дал очередь над головой, тех и след простыл, а за Максая взялись органы. Автомат забрали, но не посадили. После, он ушел в Боснию. Вернее, мы все ушли, а по возвращению, его забили насмерть, дела не возбудили, списали на бытовуху. Мол, сам виноват.

РСП: Печальный исход! Скажите, а как вообще боснийские сербы в бою?

Вячеслав: Боснийские сербы не особо любят держать оборону! Сразу в атаку! Они всегда говорили, что в обороне, лучше всегда находится с казаками. У нас даже перекличка была. Справа-слева, казаки есть? Тогда нормально).

 

РСП: А сами босняки (ну, враги), как они в бою?

Вячеслав: Да, тоже самое. Также с обороной не в ладах! Но, они быстро после атаки к своим прежним позициям возвращаются, а иначе хрен бы мы Петровича 12 км дотащили. Всех бы там порешали! А еще много слышал в Боснии о фочанцах. Было такое подразделение смертников-сербов из города Фоча. Те, вообще-безбашенные ребята.  Прямо с бензопилами и поребриками могли идти в атаку. В основном  шли в фочанцы только те сербы, которым уже терять нечего, и шли, чтобы отомстить за свои семьи. Конечно же в фочанцах было много и местных сербов, даже и не военных, а относящихся в мирным гражданским профессиям.  Лично с ними не удавалось пересечься, но о них целые легенды по всей РС ходили. У босняков также было что-то подобное. Ну а мы со скаковцами (черногорцами) дружили. Классные пацаны. Не трусы. Црна Гора, благодаря таким юнакам, никогда сильно не страдала от турок. Скаковци были добровольцами из Черногории в армии РС. Я даже в столовке нашей солдатской как-то видел надпись »Бог чува скаковцев и руси». Там у скаковцев такая история была: ихняя Драгана, влюбилась в нашего серба Бобана, а Бобана ранили под сердце, а она его выхаживала. Помню её- блондинка, очень красивая! Бобана до сих пор многие помнят, он в Вышеграде был известным полевым командиром сербской четы. Он на одной из фоток рядом с нашим Асом стоит, и еще кто-то из бойцов РДО с ними ).
Казаки
РСП: Понятно. Последний вопрос: Со Стрелковым не удалось пересечься? Он ведь был в Боснии тоже

Вячеслав: Да, Стрелков был в Боснии, но с ним мы не виделись. Не довелось. У меня был в руках дневник Валеры Быкова вместе с его вещами. Я их потом Борьке Яшкину отдал. Он говорил, что семье отправил. Уже сейчас то толком не вспомню, но в Вишеграде на улице Караджорджиева с многими добровольцами еще виделся после войны.

РСП: Ага, про Валерия Быкова тоже знаем. Видеосюжет даже есть с ним о происходящем в Боснии в те тяжелые для сербов годы.

Вячеслав:да, Валера-легенда. В Баня-Луке, танковое училище окончил. Очень толковый боец был. Убит под Сараево..Снайпер попал. Дневник его был на сербском. Будто душу человека смотришь, а его нет. И как? Может остановимся на том, что есть. Война-дело такое! Очень грязное. Как я уже говорил, книгу написал о том,как война может искалечить. И все равно, можно и нужно оставаться человеком. Главное, иметь в жизни цель.

РСП: Да, конечно, Вячеслав! Спасибо Вам за насыщенную беседу. Было очень интересно!

Вячеслав: Спасибо! Удачи Вам!

Источник: РУССКО-СЕРБСКИЙ ПОРТАЛ

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.