Николич пока ограничился устными обещаниями

В четверг президент Сербии Томислав Николич встретился с президентом России Владимиром Путиным.

Николич заверил российское руководство в том, что Сербия не собирается вступать в НАТО. Заверения потребовались после того, как в феврале Сербия заключила с НАТО соглашение, в соответствии с которым силы альянса получили свободу передвижения и дипломатический иммунитет.

Россия в ответ намекнула, что в таком случае российские силы должны получить такие же права. Это могло бы служить гарантией того, что Сербия собирается и дальше придерживаться военного нейтралитета и не присоединяться к НАТО. Однако Николич пока ограничился устными обещаниями.

Западные СМИ следят за отношениями между Сербией и Россией и Сербией и Западом, хотя часто реагируют на события с некоторой задержкой. Больше всего комментаторов обычно интересует вопрос лояльностей и мотиваций. Сближение Сербии с НАТО в конце февраля комментировала Deutsche Welle. Сделка с НАТО состоялась на фоне регулярных заявлений Сербии о военном нейтралитете, на основании чего она долгое время отказывалась от сотрудничества с НАТО. Наличие сделки с НАТО не противоречит прямо этой принципиально нейтральной позиции, но ставит ее под вопрос.

Сохранение этой риторики нейтралитета и поддержание дружеских связей одновременно с Россией и Западом, комментирует автор, — это, конечно, наилучшая стратегия для Сербии. Однако на практике ей иногда бывает трудно следовать. Например, сделка с НАТО, наводящая на мысль о том, что руководство страны в принципе рассматривает перспективу вступления в альянс, вызывает недовольство внутри страны, а также настороженность со стороны России.

Специфика взаимодействия между Сербией и НАТО, напоминает автор, была в большой степени определена вторжением НАТО в 1999 г. в Югославию. Сейчас, через 17 лет после бомбежек, многие по-прежнему воспринимают Запад как врага.

Huffington Post в середине февраля опубликовал материал о том, что Сербия собирается углублять военное сотрудничество с Россией. «11 января, — пишет автор, — российский вице-премьер Дмитрий Рогозин объявил, что Москва собирается снабжать Сербию сложным оружием, в том числе ЗРС с-300. Решение Белграда укрепить военное сотрудничество с Россией вызвало противоречия в Брюсселе». Сербия, которая уже давно декларирует свое желание присоединиться к ЕС, в последние месяцы начала принимать видимые меры по подготовке к вступлению. В таком контексте, поясняет автор, сближение с Россией выглядит двусмысленно.

В статье отмечается, что президент Сербии Томислав Николич утверждает, что укрепление связей с Россией никак не противоречит намерению вступить в ЕС. Однако с этим могут возникнуть сложности, так как Сербия собирается поддерживать отношения с двумя блоками – европейским и российским, притом что напряженность между этими блоками нарастает. Соответственно, это может оказаться дополнительным препятствием к вступлению в ЕС, притом что уже существует давняя полемика о статусе Косово, которая сама по себе мешает Сербии присоединиться к ЕС.

Такую двоякую внешнюю политику, комментирует автор, можно назвать противоречивой, но она объяснима двумя ключевыми факторами. Во-первых, представления Сербии о суверенности лучше согласуются с российскими приоритетами, чем с западным консенсусом. Это, в частности, подвигло Сербию к тому, чтобы косвенным образом поддержать российскую стратегию в отношении Украины и Турции. Во-вторых, Россия сейчас борется с международной изоляцией и несет некоторые издержки из-за разрыва отношений с Турцией. Это дает Сербии надежду на то, что ее экономическое и военное развитие можно будет ускорить через укрепление связей с Россией. Иными словами, она, вероятно, сможет добиться того же эффекта, что и при сближении с Западом, но при этом избежать тех ограничений, которые обычно навязывают в таких случаях западные экономические институты.

Анна Сакоян

Источник

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.