О самой знаменитой бригаде ВРС: Гвардия «Пантеры»

27 марта 1992 г. в столице области Семберия, Биелине (ныне Республика Сербская) была основана Сербская Национальная гвардия, вскоре получившая название «Пантеры» и снискавшая громкую и заслуженную славу на полях войны 1992-1995 гг.

Отечественная война сербского народа (именно так правильно именуется «конфликт в Боснии», бывший важнейшей частью войны) стала крупнейшей войной в Европе после Второй мировой как по размаху боевых действий, так и по числу жертв (почти 100 тысяч убитых). Нельзя сказать, чтобы её события остались неизвестными российскому читателю. Главная причина этому – искони существующие совершенно особые, истинно братские отношения русских и сербов. В рядах Войска Республики Сербской (ВРС) сражалось несколько сотен русских добровольцев, чаще всего сведённых в особые русские добровольческие отряды (РДО). Благодаря обширным, талантливо написанным воспоминаниям Олега Валецкого, Михаила Поликарпова, Бориса Земцова соотечественникам хорошо известны подробности их ратных дел. Однако их особенностью (не недостатком) является концентрация внимания на действиях Сараевско-Романийского корпуса. Субъективно это вполне объяснимо, ведь именно там действовали русские части. Но вот в обзорной книге того же Валецкого «Югославская война. 1991-1995 гг.» ход боевых действий в Посавине и на Маевице описывается исключительно кратко и неполно, лишь как дополнение к осадным действиям под Сараево. Полнее всего действия Восточно-Боснийского корпуса освещены на русском языке в работе Александра Ионова «Очерки военной истории конфликта в Югославии (1991-1995)». Этой статьёй хотелось бы рассказать русскому читателю о событиях, происходивших в другой стороне Республики Сербской – в Семберии.

Любиша Савич

Любиша Савич

«Черные тучи закрыли небо…» (Облаци тамне прекрише небо…)

Развал СФРЮ начался с конца 1990 г. После смерти харизматичного, жестокого и волевого Иосипа Броза «Тито» руководящие посты в государстве не доставались личностям даже приблизительно схожего масштаба. Возрастал сепаратизм окраин, но центральная власть или не предпринимала никаких мер противодействия, либо (в некоторых случаях) прямо поощряла центробежные тенденции. Никакой опоры на сербский народ при удержании расползающегося государства никто делать не собирался, потому что по канонам коммунистической пропаганды сербы почитались «великодержавными шовинистами, угнетавшими нацменьшинства» (знакомая фразеология, не так ли?). Однако в теории дело было ещё поправимо, пока к ослабевшей стране не подкрались шелудивые шакалы и облезлые грифы с кривыми голыми шеями, отчётливо напоминающими символ государственной валюты наших заклятых друзей. К разделению Югославии подключились силы, которые не приемлют никакой международной независимости и самостоятельности. В особенности когда независимо и самостоятельно себя ведёт православный и славянский народ, а строптивее сербов в этом плане нет никого. К несчастью, это стало не первым и не последним преступлением данных сил – плоды их «миротворчества» и «соблюдения общечеловеческих прав» мы лицезреем и сегодня на Ближнем Востоке, в Ливии, а скоро, вероятно, и в Сирии…Словения и Хорватия в одностороннем порядке заявили о своей независимости и сразу получили «признание» от «развитых стран», в обход всех и всяческих норм международного права. Введённый в Словению контингент ЮНА (Югославской Народной армии) был ошельмован в том же духе, что и советские войска, пытавшиеся мирными средствами унимать взбесившихся «националов», а потом получавшие ровно за это нагоняй от политического руководства страны и злорадные ухмылки сепаратистов. В Хорватии была применена сила, но очень застенчиво и половинчато: хорватские сепаратисты вооружались всё теми же коммунистическими функционерами, только местными, ловко заменившими марксистскую схоластику на речи, выдержанные в духе шовинизма и католической нетерпимости. Возрождение отвратительного «усташизма» — худшей и наиболее тяжёлой формы нацизма – наконец привело к пробуждению национального самосознания местных сербов, образовавших на своих землях Республику Сербская Краина. Естественно, не признанную Западом (актуальность этих «гуманистических» стандартов скоро увидит и население бывшего Советского Союза: Приднестровская Молдавская республика не признана до сих пор, равно как и Абхазия и Южная Осетия).
Весной 1992 г. накалилась до последней крайности обстановка в Боснии и Герцеговине. Там мутила воду экстремистская «Патриотическая лига» во главе с сидевшим в тюрьме за соответствующую пропаганду Алиёй Изетбеговичем. Он являлся автором горячо одобренной Западом т.н. «исламской декларации» о создании в БиГ «чистого» мусульманского государства. Одновременно Изетбегович приятельствовал с иранскими аятоллами (привет нашим «евразийцам» с их странными симпатиями), турецкими пантюркистами и арабскими шейхами, обещавшими (и сдержавшими обещание) всеобъемлющую помощь деньгами и наёмниками в случае конфликта с центром и приготовленного избиения сербов.
После нелегитимного, но всё же упрямо проведённого референдума об отделении Боснии и Герцеговины от остальной Югославии, после расстрела сербской свадьбы и бряцания оружием агрессивных и вызывающе себя ведущих мусульманских боевиков стало ясно, что и на боснийской земле заканчиваются мирные дни. Биелина, важнейший областной центр и узел пересечения двух шоссейных дорог, был намечен исламистами для незамедлительного захвата. Однако и сербы уже не смотрели на положение сквозь розовые очки. Город должен был стать одним из центров нарождающейся Республики Сербской – государства, которое сербы создавали как минимум для собственного выживания в условиях заражения соседей этническим экстремизмом и поощряемым «мировым сообществом» сепаратизмом.

Пантеры

Бойцы гвардии «Пантеры»

«Твоя храбрость станет символом для нашего нового поколения…» (Твоjа ће храброст постати симбол за наше нове генерациjе…)

Здесь надо впервые упомянуть будущего командира «Пантер», знаменитого Любишу Савича «Маузера». Прозвище своё он получил по причине любви к этому пистолету, столь же легендарному, как сам Любо: он постоянно носил его при себе.
Любиша Савич родился в 1958 г. в Биелине, где провёл практически всю жизнь, женился и стал отцом двоих сыновей. Благородный, решительный и ответственный, Любо пользовался заслуженным авторитетом среди горожан. К началу нижеследующих событий Савич трудился в качестве социального работника, одновременно являясь одним из основателей и активистом Сербской демократической партии (Српска демократска странка – СДС), главой Босанского отделения которой был другой подвижник Сербства – Радован Караджич.

Важнейшим героем нашего рассказа будет ещё и легендарный сербский певец Родолюб «Роки» Вулович. Во многом благодаря его песням история гвардейской бригады «Пантеры», а вместе с ней ещё четырёх бригад, перешла к нам не только в виде сухих строчек в документах и реляциях периода военных действий и последующих монографиях, но также и в живой, незабываемой музыкальной форме. С началом войны Родолюб Вулович, работавший учителем в родном городе, поменял строгий пиджак на армейскую форму, а указку и конспекты уроков — на микрофон. На протяжении войны вышли четыре его музыкальных альбома, посвящённых защитникам вечной родины и вечного народа – Сербии и Сербства, и обороне двух вновь возникших и славно борющихся за своё существование государств – Республики Сербской и республики Сербская (часто по главному городу называвшаяся Книнской, в отличие от Боснийской) Краина: «Чёрный бомбардировщик», «Богатыри Козарские» (о бойцах и командире 5-й Козарской легкопехотной бригады), «Богатыри Семберии» (о 1-й, 2-й, 3-й Семберских легкопехотных бригадах) и «Гвардия «Пантеры». Автор песен сам был почётной «Пантерой», наряду со званием почётного гражданина Биелины, и, вне всякого сомнения, входит в тройку самых известных личностей в истории гвардейской бригады. На все без исключения песни военных лет, которых в общей сложности насчитывается 33, были сняты видеоклипы, в значительной части основанные на хронике боевых действий, съёмках разнообразных легендарных личностей – защитников родного и милого для Роки края, и самого автора с ними. Его песни лиричны и отличаются эпическим размахом и творческой завершённостью, цитаты из них мы используем в оформлении этой статьи. Наряду с аудиокассетами в воюющей Республике Сербской распространялись и видеокассеты с записями этих клипов, выручка от продажи которых шла в помощь лечению раненых чинов ВРС. Из клипов к песням Родолюба составлен музыкальный фильм «Гвардия «Пантеры»», изданный на видеокассете. Клипы исключительно часто показывались по телевидению. Ныне же они являются бесценными для нас и в качестве отличного видеоряда к талантливым песням, и как источник уникальной хроники сражений раннего периода войны в Боснии. О бригаде снято два документальных фильма – один о самой части, второй – персонально о Любише «Маузере». В обоих широко используются выдержки из оригинальных видеозаписей к песням Родолюба Вуловича.
«Гордая, храбрая гвардия родилась» (Поносна, храбра Гарда се родила)
Биелину наводнили боевики «Патриотической лиги» и «зелёные береты» — спецназ сепаратистов, которых активно поддерживали несколько сотен местных мерзавцев, объединённых в формирование с одиозным именем «Дивизия «Ханджар»». То есть сепаратисты откровенно именовали себя продолжателями дела эсэсовцев Второй мировой (но Запад великолепно демонстрировал свою «принципиальность» и превозносил любые силы, способствовавшие развалу государства южных славян и заранее запланированному истреблению сербов).
С сербской стороны собирались вооружённые сторонники СДС, объединённые в отряды САО «Семберия и Маевица». Вместе с ними костяк сербских сил составили члены отряда Сербской радикальной партии доктора Воислава Шешеля – бывалого политзаключённого, в гнетущих условиях коммунистической власти отстаивавшего сербскую идентичность. Один из отрядов СДС, сильный как качеством личного состава, так и крепостью национального духа, образованный 27 марта, получил наименование «Национальная гвардия». Её командиром и основателем был Любо «Маузер».

У каждой из сторон имелся свой центр, где собиралось руководство и активные участники паравоенных формирований – кафаны «Казино» и «Истанбул». Утром 31 марта в «Истанбуле» взорвалась бомба, и хотя подрывник по фамилии Зекич был задержан полицией через час, и было достоверно установлен, что его поступком не двигали патриотические мотивы, исламисты решились на нападение. Вечером ими была обстреляна сербская «штаб-кафана». К полуночи выстрелы стихли: трое раненых были доставлены в городскую больницу.
К утру исламисты перекрыли баррикадами проезд в центр города, а к сербским силам в городе подошли ополченцы из предместий. Из села Бадовинцы в Сербии на выручку прибыл отряд Сербской Добровольческой гвардии Желько Ражнатовича «Аркана» — неукротимые «Тигры». К тому моменту «тигры» были одной из наиболее боеспособных сербских частей. Прошедшие через огненное пекло Вуковара и схватки с усташами в Краине, они приобрели там бесценный боевой опыт, который не замедлили противопоставить наглости и самоуверенности боснийских сепаратистов.
Соотношение сил с прибытием «тигров» изменилось, и нахрапистый захват города превратился во встречный бой, в котором многочисленные сербские ополченцы и умелые добровольцы Аркана начали одолевать. Огневые позиции мусульман в занятых домах методично подавлялись. В самом центре города за строившимся универмагом («робной кучей») неприятельский снайпер засел на водонапорной башне, убив нескольких прохожих. Для его уничтожения у «тигров» нашёлся грузовик с установленной на нём скорострельной трёхствольной зениткой…
Алия Изетбегович разыграл отлично срежиссированную истерику, сараевская пресса поспешила рассказать совершенные выдумки вроде проводимых «тиграми» артиллерийских обстрелов (у СДГ была всего одна малокалиберная зенитка на автомобиле). Без какого-либо согласования с сербскими членами Президиума республики главарь сепаратистов тем же днём решается на коварную провокацию, задуманную в чистейшем восточном духе: три члена правительства республики, Симович, Доко, Абдич – серб, хорват и мусульманин соответственно – были посланы в Биелину для выяснения ситуации. Замысел исламиста был таков: не остывшие после боя суровые «тигры» без разбирательств покончат с делегацией, и можно будет закатывать шумный скандал на весь мир, истерично проклиная «злых и великодержавных сербов». Одновременно устранялся ненавистный Изетбеговичу конкурент: Фикрет Абдич был популярным и очень уважаемым мусульманами лидером, стоявшим на позициях мира и добрососедства с сербами. Провокация сорвалась благодаря своевременной информации, полученной членом президиума БиГ Биляной Плавшич. Она попросила Аркана отпустить незадачливых делегатов, что тот с удовольствием и исполнил.

Пантеры

Бойцы гвардии «Пантеры»

Сербы взяли под защиту Општину и банк и использовали их как опорные пункты для обороны и решительных контратак. Боевой порыв сепаратистов был в значительной степени сбит двумя днями ожесточённых схваток: ко 2-у числу они окончательно перешли к обороне, опираясь на Дом молодёжи и городскую больницу.
К 15 часам 3 апреля исламисты в Биелине были разгромлены окончательно; те, кто не успел смыться из города, спешили переодеться в гражданское платье и «притвориться столбиком». Когда Кризисный штаб сербского народа Семберии и Маевицы обратился к мусульманам с требованием сдать оружие, последние выполнили его беспрекословно. Ценой экстремистского антисербского выступления стали жизни 41 человека и несколько десятков раненых участников боёв с обеих сторон.
Так Биелина навсегда осталась центром сербской Семберии. Она стала одним из ключевых городов Республики Сербской наряду с Баней Лукой, важным административным и важнейшим культурным центром новообразованного государства. И, конечно, родиной «Пантер».
«Гвардейцы возвращаются, транспортёры гудят» (Враћају се гардисти, транспортери брује)
Вскоре после освобождения Биелины Сербская гвардия развёртывается в 1-ю легкопехотную Биелинскую бригаду Войска Республики Сербской (ВРС). Причём бригаду очень сильного состава. По аналогии с ЮНА, основной тактической единицей ВРС становится легкопехотная (лака пjешадиjска) бригада. Армия создавалась в обстановке уже начавшейся войны, и точно выдерживать штат представляло большое затруднение. Основу материально-технического обеспечения составила техника, оставленная ЮНА при покидании земли Боснии и Герцеговины. Несмотря на значительное количество боевой техники, полностью оснастить войска современными средствами ведения боевых действий оказалось непросто. Это вело к широкому использованию устаревших образцов бронетанковой техники – танков Т-34-85 и американских самоходных орудий периода Второй мировой войны, снимавшихся с хранения на складах ТО. В качестве средств передвижения, наряду с грузовыми автомобилями, активно применялись реквизированные гражданские автобусы, даже не подвергавшиеся перекраске: подвижность играла большое значение в специфических условиях той войны, когда наиболее боеспособные части непрерывно перебрасывались с фронта на фронт на огромном пространстве: от Посавины до Сараева, от Славонских гор до Семберии.
Так вот, стараниями Любиши «Маузера» удалось обеспечить полную моторизацию всей бригады без прибегания к паллиативам. В составе части появился «Железный батальон» на Т-55, бронетранспортёрах М-60ПБ и импровизированной бронетехнике (о ней более подробный рассказ ниже).

Помимо своей ратной доблести и необычного штата бригада прославилась также наличием в своих рядах удивительной и поражающей воображение техники – импровизированных бронемашин и бронетранспортёров, все годы существования части колесившие по запылённым дорогам Отечественной войны. Появлением этих машин «Пантеры» обязаны также одному конкретному человеку. Это – капитан Мишел Остоич, сербский Леонардо да Винчи, наполовину француз по происхождению (по материнской линии), служивший во французской армии, а с началом вражеской агрессии приехавший на свою землю и уже успевший повоевать под Вуковаром. Правда, в отличие от средневекового итальянца, сербскому офицеру удалось претворить все свои проекты в жизнь – на радость «пантерам», на ужас врагам и для вящего и неослабевающего интереса будущих историков военной бронированной техники.
Бригада была сформирована в конце марта 92-го, а уже в апреле появилась первая техническая переделка: на двухосном военном грузовике ТАМ 110 смонтировали скорострельную зенитную 20-мм трёхствольную пушку М-55А3, обычно именуемую «троцевац» (трёхстволка). Автомобиль не имел верхней части кабины – от неё наличествовало только лобовое стекло, которое могло откидываться вперёд. Шины колёс обматывались металлическими цепями для лучшего взаимодействия с грунтом (последнее усовершенствование существовало не всегда – при случае цепи снимали, о чём говорят фотоснимки). Вскоре опытным путём выявилась уязвимость конструкции от неприятельского огня. Тогда артсистема была защищена 8-мм броневыми листами спереди, сверху и сзади; возможность быстрого разворота установки со щитовым прикрытием прекрасно сохранилась. На передней части самодельной ЗСУ повесили подкову – на счастье.
Этот ТАМ стал первой ласточкой «зоопарка капитана Мишела», над которым принялся работать талантливый конструктор в бригадной мастерской. Во многом создание новых бронемашин зависело от наличия необходимого вооружения и материалов, и тут в полной мере заработал принцип Алёны Апиной «я его слепила из того, что было…» В ход пошло вооружение, демонтируемое со списанных со службы летательных аппаратов – самолётов и вертолётов – стоявших на близлежащем аэродроме. Так в распоряжении неутомимого капитана оказалась 30-мм автоматическая пушка НР30 и спаренная 23-мм автоматическая пушка ГШ-23, снятая со старого истребителя МиГ-21. Авиапушки обеспечивали завидную скорострельность и плотность огня.
Очередным чудом инженерной мысли оказался так называемый «ракетный» броневик. В основе своей это был ТАМ 110, который был забронирован полностью по схеме, напоминающей бронекорпус БОВа (югославский аналог БРДМ), причём корпус был сварен, а впоследствии и окрашен столь тщательно и аккуратно, что при взгляде на него трудно было отделаться от мысли, что это – усовершенствованный грузовой автомобиль, а не серийная бронированная машина специального назначения. На ажурных рамках спереди приделали даже зеркала заднего вида! Сверху машины, на задней части была смонтирована поворотная тумба с наваренной рамой, на которую техники водрузили три блока 69,7-мм неуправляемых ракет, взятых от снятого с вооружения бывшего югославского истребителя американского производства F-86D «Сейбр» «дог». Напомним, что характерной чертой этого истребителя, состоявшего на вооружении югославской авиации в пятидесятых и шестидесятых годах прошлого столетия, помимо новой носовой части была выдвижная (из-под «брюха») установка неуправляемых ракет (реактивных снарядов). Со временем, когда запас ракет уменьшился, количество блоков НУРС на броневике сократили до двух. Ещё позднее единую раму расширили и видоизменили, и броневик получил себе «на спину» аж четыре блока: контейнеры 69,7-мм ракет переместили к внешней стороне, а с внутренней установили контейнеры с 57-мм ракетами. При этом блоки НУРС находились ближе один к другому с каждой стороны, а между парами посередине оставался небольшой промежуток с прицельным приспособлением.

Существовал удивительный броневик с именем «Крнё». Это был обшитый броневыми листами грузовик ФАП 13, в кормовой части которого стояла 76-мм горная пушка М-48 «Тито» (короткоствольное орудие югославской конструкции, силуэтом напоминающее советскую «полковушку» обр.1943 г.; производилась фабрикой «Братство»). Пушка предназначалась только для навесной стрельбы. На «морде» «Крнё» висела счастливая подкова, а на борту красовался крест св. Саввы – символ Сербства: равносторонний крест с четырьмя буквами С в углах, которые служат сокращением изречения небесного покровителя Сербии, святого Саввы: «Только единство спасёт сербов» («Само слога Србина спасава»).
Ещё один «бывший» ФАП получил «на спину» две ракеты класса «воздух-воздух» К-13, когда-то составлявшие подвесное вооружение «двадцать первого» МиГа.
Лично ползая по своим детищам с чертежом в одной руке и штангенциркулем – в другой, Остоич продолжал плодить бронемашина, среди которых не было ни одной одинаковой. Переделке подвергся БРДМ-2: ему вмонтировали новый двигатель иностранного производства, броню покрыли листами резины и поверх установили ещё один слой дополнительной брони. Вместо пулемётной башенки машина получила спаренную 23-мм авиационную пушку ГШ-23.
Советские вездеходы УАЗ были также покрыты бронёй и сильно вооружены: один – крупнокалиберным ДШК, второй – счетверённой установкой 12,7-мм авиационных «браунингов», опять-таки снятых с «сейбра».
Два модифицированных «бронеФАПа» оборудовались высокими башенными установками с открытым верхом: в них стояли старая советская 37-мм зенитка обр. 1939 г. (югославское обозначение М-39) и американская 40-мм зенитка «Бофорс» М12.
На капотах машин, двигатель которых располагался перед водительской кабиной, приваривался заострённый крюк – отличительный штрих конструкции.
При оценке конструкции бронемашин «Пантер» удивляет их рациональность и технологичность: почти все элементы бронирования представляли собой плоские выкройки с прямыми углами. Большие углы наклона бронелистов обеспечивали устойчивость конструкций к внешнему воздействию, а мощное и разнообразное вооружение позволяло решать разнообразные боевые задачи. На протяжении войны ни одна сторона не создала более ничего подобного. Хорватские броневики, напротив, отличала громоздкость и нерациональность бронирования. Броня чаще всего стояла под прямым или малым углом наклона, вооружение по большей части было лёгким стрелковым. Внешне усташские машины (все эти «бронетрактора» и «бронеавтобусы») больше всего походили на угловатые и неуклюжие чемоданы.
Бригады получила собственную авиацию, полученную путём мобилизации спортивных и мелиоративных машин местного аэроклуба, базировавшихся на аэродроме Ченей. Это были Ан-2, «Пайпер» РА-25 «Пауни», «Грумман» AG-CAT и учебно-тренировочный поршневой самолёт «Утва-75». «Утва» несла уникальную, отличную от любой другой маркировку – гербы СИМ (Семберия и Маевица) на фюзеляже и на крыльях вместо знаков государственной принадлежности. (В клипе Р. Вуловича «Пантери, пантери…» показано десантирование гвардейцев. Эта сцена снималась в Югославии, в аэроклубе Нового Сада с участием двух югославских Ан-2, не входивших в состав авиации бригады, и являлась постановочной для получения красивых сцен на видеоплёнке).

Боевой путь бригады

Любиша Савич в первый раз командовал бригадой всего несколько дней. Как человек, не имевший опыта военной службы и тем более командования соединением, он передал должность дне менее легендарной личности — добровольцу из Сербии майору Бранко Пантеличу по прозвищу «Пантера» (по-сербски это слово мужского рода – «пантер»), который родился 6 сентября 1957 г. в Обреноваце).
В бою на Маевице 4 сентября 1992 г. командир гвардии Бранко Пантелич сложил свою голову. После его гибели по созвучию с фамилией павшего командира бригаде было присвоено наименование «Пантеры». Её символом стал геральдический щиток, поделённый по диагонали силуэтом прыгающей пантеры. 1-я легкопехотная Биелинская бригада получила имя собственное – «Гвардия «Пантеры»» («Гарда «Пантери»).
Командиром во второй раз стал Маузер. За боевую подготовку и управление соединением в бою отвечал «капитан Яростный». Такое прозвище получил начальник штаба бригады Любиша Лазич – человек неуёмной энергии и работоспособности. Кроме своих непосредственных занятий он всегда находил время для того, чтобы самому тренировать гвардейцев, и подавал им личный пример. Командиром поля боя он и остался для истории на видеозаписи, где он с раскрашенным лицом наводит в разные стороны крупнокалиберный «браунинг», высовываясь из командирского люка гусеничного бронетранспортёра М-60ПБ.
Ближе к концу войны Любо Лазич станет четвёртым (и последним) командиром «пантер».

Твёрдо и гордо неся в руках трёхцветный сербский штандарт, биелинские гвардейцы с честью прошли через всю войну – Отечественную войну сербского народа. Храброй бригаде довелось воевать на всех фронтах, которыми была опоясана Республика Сербская долгие четыре года борьбы за существование. Её неукротимые танки и громыхающие броневики, обвешанные флагами и облепленные бойцами, поспевали всегда в самые критические моменты на те участки фронта, где возникала угроза или намечалось наступление. И всякий раз родной город встречал возвращавшихся усталых «пантер» ликованием, поцелуями и цветами.
1992 г.
Без «Пантер» не обошлись бои в Сербском коридоре («Коридоре жизни») в Посавине, осада вражеской столицы, действия в направлении Братунаца и Тузлы. Триумфальным венком, путеводной звездой (в самом приподнятом смысле этого слова) сияет на её боевом пути спасение обречённой на жестокую гибель деревни Смолуча.

Спасение Смолучи

При уходе ЮНА из Боснии и Герцеговины на некоторых пространствах возникал временный «вакуум», в котором сербские районы оказывались окружёнными неприятельскими силами. Именно такая ситуация сложилась в окрестностях села Смолуча рядом с городом Лукавацем, в районе которого собрались 7000 сербских беженцев из спалённых мусульманами окрестных населённых пунктов општины Сребреник, Потпеча и Горнего Лукаваца.
Три месяца – с 9 июня по 29 августа 1992 г. – Смолучу обороняли отряды «Ратиш» и «Окресаница», потерявшие убитыми 73 воина, а ранеными свыше 200. При помощи только лёгкого стрелкового и охотничьего оружия они сдерживали многократно превосходящие силы врага. 18 июня части 18-го корпуса АРБиГ под командованием хорвата Желька Кнеза полностью замкнули кольцо окружения вокруг трёх сербских сёл – Верхней и Нижней (Доней и Горней) Смолуч и Тиньи. Всё лето крошечный анклав находился в полном окружении огромных сил противника, обещавшего спалить и вырезать отсечённые от основной сербской территории сёла. Несколько месяцев оказать помощь Смолуче было невозможно – основные сербские силы были заняты прорывом вдоль Савы и организацией обороны на Маевице. Окружённые жители, беженцы и бойцы теряли силы, приходили в отчаяние от осознания огромного превосходства врага и казавшегося безнадёжным положения. Постепенно заканчивалась еда и боеприпасы, измотанные защитники ослабевали. Доставка лекарств и медикаментов была перекрыта осаждавшими; постоянные миномётные и артиллерийские обстрелы уносили жизни многих жертв. В конце августа осаждённые сообщили, что падения Смолучи можно ожидать в ближайшее время: неприятель уже занимал отдельные окраинные дома. Взятие несчастного села было для него принципиальным – уж очень жаждал он крови укрывшихся в нём. «Ожидали враги как голодные волки, Ожидали момента с кинжалом в руке», — как спел об этом Родолюб Вулович. Ситуация стала самой трагической. Спасение пришло 27 августа в образе сжимающих в руках автоматы «пантер» Пантелича и Маузера, спешащих на выручку на своих запылённых бронемашинах.
Операция по спасению беженцев в Смолуче проводилась по личному распоряжению президента РС Радована Караджича. В прорыве вражеской блокады приняли участие соединения Восточно-Боснийского корпуса, освободившиеся после успешного завершения «Коридора-92»: 1-я Биелинская легкопехотная бригада «Гвардия «Пантеры»», 1-я Озренская легкопехотная бригада, 3-й батальон военной полиции и по взводу военной полиции из 2-й Маевицкой легкопехотной, Зворникской, 1-й Посавской бригад, взвод военной полиции из Отделения общественной безопасности Лопаре, взвод СДГ из 3-й Маевицкой легкопехотной бригады, сапёрный взвод из 3-го инженерного полка, взвод связи 3-го батальона военной полиции – всего около 450 человек, не считая Озренскую бригаду.
24 августа сербская группировка выдвинулась из родной Семберии на Озрен. 25 августа прошла рекогносцировка. Атака началась ранним утром 26 августа на направлении село Кртова – село Добошница – село Смолуча. В первый день пробить кольцо вражеских войск не удалось. После этого проводились несколько разведывательных вылазок, по результатам которых было решено перегруппировать силы. В утренние часы 28 августа противник был разбит у Гнойницы. Бои шли самые ожесточённые – враг выбивался из занятых домиков артогнём и пусками ракет «Малютка». При поддержке 1-й и 2-й Озренских бригад «пантеры» прорвали кольцо смерти, «умыв» целый неприятельский корпус. Вечером 29 августа 1992 г. бойцы Восточно-Боснийского корпуса были встречены измученными сербами Смолучи, почти потерявшими надежду на продолжение жизни. «Слезами и счастьем залитые лица, Как усталая стая раненых птиц», — так увидел это мгновение в своей песне певец и композитор Родолюб Вулович. Спасение жителей Смолучи стало одной из самых человеколюбивых акций ВРС за всё время войны.
В ту же ночь через 10-километровый коридор пошла эвакуация жителей и беженцев, их скота и пожитков, завершившаяся ночью с 30 на 31 августа. Людей первоначально размещали по сёлам на Озрене, после перевозили в Посавину, Углевик, Зворник, но в основном в Семберию. Бойцы, защищавшие сёла Смолуча и Тинья, были распределены в части Восточно-Боснийского корпуса.

Операция была осуществлена блестяще – её участники проявили умение, храбрость и самопожертвование. Неприятель значительно превосходил по количеству сербов, но удержать блокаду не сумел. Во многом успех и скорость прорыва были определены энергичным порывом бойцов деблокирующей группировки, отлично знавших цель проводившейся операции и жуткие последствия в случае её неудачи. Погибли 23 солдата, около 150 получили раны.

После освобождения Смолучи сводная группировка имела возможность развить успех, если бы получила усиление свежими силами. Она могла соединиться с сербскими войсками на Маевице и в Посавине. Дело в том, что после деблокады Смолучи «Пантеры» и их соратники оказались в полутора километрах от захваченного мусульманами разорённого села Потпеч, от которого идёт прямая дорога к Сребренику. Дорога Тузла – Грачаница также была перерезана сербами. С занятием Потпеча Восточно-Боснийский корпус, образно говоря, размахивался для удара на Тузлу. Собственно, такой приказ был издан 30 августа 1992 г. Однако в силу двух причин дальнейших усилий здесь предпринято не былою. Во-первых, отряд так и не получил подкреплений, во-вторых, с эвакуацией жителей и беженцев из Смолучи наступающие части и соединения оказались в сплошной массе нерасположенного к ним мусульманского населения, которое могло помешать продвижению. В итоге в освобождённой Смолуче были проведены тактические учения (тщательно заснятые на киноплёнку и впоследствии вмонтированные в большое количество видеоклипов и документальных фильмов), после чего село было оставлено. АРБиГ снова заняла опустевший населённый пункт и сильно его разрушила. В бессильной злобе враг уродовал опустевшее село. Фронт между противоборствующими армиями пролёг по реке Спреча.
(Жители потом так и не вернулись в Смолучу. Она пустует и сейчас, в 2015 г. В ней населены всего два-три дома и работает больница для лечения больных наркоманией. Оставшиеся после тех боёв руины стоят абсолютно нетронутыми.)
Освобождение Смолучи стало последним подвигом командира Биелинской бригады майора Бранко Пантелича «Пантеры»: через несколько дней он погибнет на Маевице вместе со своим начальником штаба Стеваном Лазичем.


Подвиги «Пантер», битва за битвой, уносили с собой многочисленные жизни и здоровье чинов гвардейской бригады: за годы войны через её ряды прошли около двух тысяч человек. 101 из них погиб, 650 получили ранения.
Русскому читателю будет особенно интересно, что в составе бригады «Пантеры» служил и наш соотечественник – Валерий Дмитриевич Гаврилин. Он родился в 1963 г. В Гродно (ныне – Белоруссия), впоследствии жил в Санкт-Петербурге, где отучился на экономиста. До прибытия в Республику Сербскую в ноябре 1992 г. Успел принять участие в защите Приднестровья. В рядах ВРС воевал во 2-м РДО (Вишеград), 2-м ОРДО (Горажде), 3-м РДО (Еврейско гробле-Сараево). В период осады Сараево силами ВРС Валерий Гаврилин недолгое время служил в 1-й Гвардейской бригаде, стоявшей тогда на Игманских высотах. 5 апреля 1995 г. отважный русский доброволец погиб от пули снайпера. Его прах ныне покоится на военном кладбище в селе Доньи Миличи (рядом с Сербским Сараево).
После окончания боевых действий «Гвардия «Пантеры»» была официально расформирована 8 марта 1996 г. Сокращённый личный состав вместе с бойцами других бригад из Семберии влился в новосформированную 310-ю бригаду.
В сегодняшней Биелине о «Пантерах» напоминает несколько памятников: в день основания бригады жители несут цветы к монументу погибшим бойцам ВРС, который стоит на центральной площади города Короля Петра I Карагеоргиевича, перед зданием Општины. В тот же день скорбная церемония проходит у массивного мраморного креста, воздвигнутого на месте гибели Любиши «Маузера» 7 июня 2000 г.
В конце 1996 г. «Маузер» покинул ряды СДС и основал Демократическую партию Республики Сербской. В Скупштине РС Любо возглавил список Демократически-патриотического блока. С начала 1998 г. Получил назначение на должность начальника полиции Республики Сербской. Подобно принципиальным советским милиционерам из кинофильма «Место встречи изменить нельзя», предводитель «Пантер» относился к миру криминала ровно так же, как ко врагам на недавней войне. Организованная преступность ответила ему тем же. В июле 1998 г. был заминирован и подорван автомобиль Любиши Савича, при чём погибли двое его друзей – тоже бывших офицеров ВРС. Покушение не остановило его борьбы против криминалитета, и в июне 2000 г., когда летним вечером «Маузер» остановил свой джип, чтобы подвезти беременную горожанку, автомобиль был расстрелян автоматным огнём. Это произошло в 21:15.

Смерть принципиального и любимого народом «Маузера» стала тяжёлым ударом для биелинцев и ветеранов бригады. На свои деньги они возвели памятник ушедшему из жизни командиру. Семью его тоже не оставили без внимания. Сына Любиши Александра все зовут «Маузером» — в память об отце.
Родолюб Вулович после войны преподавал в технической школе «Михайло Пупин», а ныне является директором средней школы. Сын его пошёл по стопам родителя и тоже работает в сфере образования, а дочь заняла место Королевы красоты Семберии. Вообще, Роки – самый знаменитый житель своего города: его прекрасно знают и обожают все горожане, а сам он продолжает между делом записывать новые композиции – ныне лирические.
Любиша Лазич – «Капитан Яростный» — живёт в родном селе неподалёку от Биелины и ежедневно бывает в городе – сегодня он работает в Семберской Општине.
После войны в Семберии были сформированы Объединение ветеранов «Гвардии «Пантеры»», многочисленные спортивные клубы. Из них наибольшую известность получил клуб карате «Пантеры», неоднократно получавший медали на европейских и мировых первенствах.

Список погибших бойцов бригады
(расположены согласно очерёдности гибели)

Сашка Бошка Попович, 1969-1992 гг.
Джордже Милорада Стеванович, 1953-1992 г.
Миле Лазара Илич, 1958-1992 гг.
Мирослав Симе Иванович, 1966-1992 гг.
Неделько Стеве Николич, 1971-1992 гг.
Миле Цветка Митрович, 1970-1992 гг.
Бранислав Мучибабич, 1970-1992 гг.
Милисав Милорада Чаргич, 1956-1992 гг.
Саво Димитрия Бардак, 1970-1992 гг.
Предраг Мике Йовичич, 1973-1992 гг.
Раденко Боголюба Томич, 1965-1992 гг.
Реля Прокопия Честич, 1972-1992 гг.
Бранко Джорджа Живанович, 1972-1992 гг.
Слободан Душана Другович, 1972-1992 гг.
Миливое Ефте Миич, 1958-1992 гг.
Горан Милеве Шолая, 1968-1992 гг.
Бранислав Мирка Бероня, 1957-1992 гг.
Драган Мирка Аджич, 1963-1992 гг.
Милорад Вуядина Ристич, 1958-1992 гг.
Бранко Любисава Пантелич («Пантера»), 1957-1992 гг.
Стеван Райка Лазич, 1966-1992 гг.
Раде Димитрия Луич, 1970-1992 гг.
Радо Митра Миланович, 1970-1992 гг.
Радоица Остое Трнинич, 1967-1992 гг.
Лазо Живана Николич, 1963-1992 гг.
Славко Михайла Маинович, 1967-1992 гг.
Стоян Цвиетина Стеванович, 1959-1992 гг.
Стеван Цвиетина Стеванович (брат предыдущего), 1955-1992 гг.
Радо Стояна Йович, 1971-1992 гг.
Живко Теше Вукович, 1962-1992 гг.
Милян Милана Гаврич, 1969-1992 гг.
Миленко Радослава Симич, 1972-1992 гг.
Любица Йована Максимович, 1972-1992 гг.
Деян Драгослава Живкович, 1974-1992 гг.
Слободан Йове Цвиетинович, 1959-1992 гг.
Душко Драге Перич, 1959-1992 гг.
Марко Боже Павич, 1963-1992 гг.
Велько Владе Николич, 1971-1993 гг.
Владимир Петра Чиркович, 1962-1993 гг.
Милан Йоце Савич, 1972-1993 гг.
Раденко Саве Стоянович, 1973-1992 гг.
Славиша Томислава Перендич, 1967-1993 гг.
Радивое Ивка Перендич, 1967-1993 гг.
Предраг Уроша Перендич (трое последних – братья, двое предыдущих – единоутробные), 1968-1993 гг.
Драган Василия Перич, 1958-1993 гг.
Перо Милана Бодо, 1962-1993 гг.
Миодраг Илие Маркович, 1955-1993 гг.
Славко Мие Лазич (самый старший из погибших бойцов бригады), 1932-1993 гг.
Перо Лазара Савич, 1961-1993 гг.
Миле Радивоя Маткович, 1963-1993 гг.
Деян Джорджия Пашалич, 1974-1993 гг.
Милан Воина Бошкович, 1959-1993 гг.
Милан Лазе Боснич, 1961-1993 гг.
Здравко Мирослава Берович, 1969-1993 гг.
Марко Гойка Манойлович, 1960-1993 гг.
Миладин Цвиетина Тодич, 1964-1993 гг.
Саво Стояна Танич, 1962-1993 гг.
Зоран Богдана Кнежевич, 1966-1993 гг.
Светозар Бошка Степанович, 1953-1993 гг.
Предраг Илие Зиндович, 1971-1993 гг.
Томислав Чедомира Флоранович, 1962-1993 гг.
Василие Милана Цвиетинович (единственный, фото которого отсутствует), 1962-1993 гг.
Миодраг Ристе Йованович, 1963-1993 гг.
Цвико Станоя Елич, 1948-1994 гг.
Милош Неделька Боснич, 1962-1994 гг.
Лазар Стояна Максимович, 1947-1994 гг.
Цвиетин Милорада Лукич, 1974-1994 гг.
Раденко Жарка Груичич, 1965-1994 гг.
Петар Петра Максимович, 1950-1994 гг.
Мирослав Лазара Бандулая, 1972-1994 гг.
Желько Драгомира Миюшкович, 1973-1994 гг.
Сава Косте Урс, 1951-1994 гг.
Радо Милована Танич, 1945-1994 гг.
Василие Милана Цвиетинович, 1943-1994 гг.
Драголюб Милана Крбаневич, 1964-1994 гг.
Радета Милоша Джуканович, 1963-1994 гг.
Здравко Пере Гусак, 1957-1994 гг.
Предраг Неде Милутинович, 1973-1994 гг.
Мича Радивоя Зелич, 1960-1995 гг.
Зоран Александра Динич, 1961-1995 гг.
Драган Миленка Сики Симийонович, 1964-1995 гг.
Васо Боривоя Ристанович, 1957-1995 гг.
Горан Йове Васич, 1968-1995 гг.
Желько Стойка Билич, 1973-1995 гг.
Драго Владимира Медоевич, 1954-1995 гг.
Синиша Миле Шатара, 1969-1995 гг.
Любо Милана Новак, 1963-1995 гг.
Борислав Любе Малетич, 1972-1995 гг.
Гайо Марка Гаврич, 1956-1995 гг.
Велько Миладина Деспотович, 1966-1995 гг.
Братислав Боже Петрович, 1967-1995 гг.
Срджан Ненада Шиникович (самый младший из погибших бойцов бригады), 1975-1995 гг.
Цветко Миливоя Йованович, 1962-1995 гг.
Слободан Йована Василич, 1958-1995 гг.
Перо Боголюба Радич, 1968-1995 гг.
Миролюб Саве Груичич, 1956-1995 гг.
«Вы летели и в полёте переселились в вечность, чтобы в ней на мёртвой страже не выпускали из вида Отчизну. Вы на небе и мы на Земле – непобедимая оборона, для которой не существует отступления. Молитесь, бессмертная братия, Господу, за наше Отечество и наших детей» (из послесловия к юбилейной книге 2002 года).

Антон. П

 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.