Обращение президента Вучича к сербам из Косово - INFO-BALKAN.RU

Обращение президента Вучича к сербам из Косово

Дорогие друзья, дамы и господа, дорогие сербы из Косово и Метохии, прежде чем прочитать то, что я неделями писал, хочу извиниться перед сербами из Метохии, которые не смогли приехать на сегодняшний митинг. Другие люди жгли покрышки, буянят, думая, что нас запугают. Хочу извиниться перед жителями Банье, — заявил Вучич.

— Не думайте, что то, что произошло сегодня, кто-то осудит. Опять мы будем виноваты в том, что  у нас не было воды потушить их костры. Мы продолжим бороться. Спасибо вам за то, что не перестаете защищать сербство в Косово.

Много раз я приезжал в КиМ, всегда в те моменты, когда вам, кто живет здесь, было нелегко, было вам гораздо тяжелее, чем у нас в Белграде, Крагуеваце, Нише. Не знаю, когда вам было тяжелее, в 98-м, 99-м, 2000-м, 2004-м, 2008-м или сегодня, но я всегда считаю своей обязанностью, как могу, показать вам, что я с вами и понимаю через какие страдания вы каждый день проходите. Сегодня, как у президента Сербии,  у меня большая ответственность, чем раньше.

Как президент Республики я получил наибольшую поддержку нашего народа именно здесь в Косово и Метохии. Это меня больше всех других людей обязывает бороться за всех вас, за всю Сербию, каждого серба, который живет здесь.

Я приехал в Косово и прошедшие два дня слушал наших людей. Истину об их тяжелой жизни, неизвестности, которая убивает их и веру, что их, наша Сербия, поможет. Мой долг сказать, что мы, дорогие друзья, в добре и зле, всегда будем с вами. Но  я приехал и сказать вам правду о нашей тяжелой ситуации. Именно так, как говорят правду.

Глаза в глаза, лицом к лицу.

Не знаю, сколько вы будете меня слушать, не знаю, сколько меня будет слушать Сербия, но я не могу и не смею молчать, а тем более не смею лгать, избегать ответственности и изображать незнающего, неинформированного или дурака, как мы это много раз делали в прошлом.

Народ оказал мне доверие, а мой мандат в том, что написал еще владыка Николай Велимирович. Если нужно защищать себя, я молчу. Если нужно защищать истину, я говорю.

Поэтому я начну с самой тяжкой части. Со всего, во что мы верили, всего, о чем мы мечтали, с великой иллюзии, которая была у нас о себе и других, иллюзии, что мы самые сильные, многочисленные и практически вечны. Что другие слабее, глупее, чем мы.

Почти тридцать лет назад, недалеко отсюда, сотни тысяч людей, а Слободан Милошевич тогда был достаточно велик, чтобы собрать их, на Газиместане, встретило конец его речи, знаменитой или незнаменитой, зависит от того, кто ее и почему толкует, помните ли как?

Пели. Пели хором все эти сотни тысяч, пели с верой и убеждением, пели с гордостью эту знаменитую песню «Кто это говорит, кто это врет, что Сербия мала».

Три войны упоминаются в этой песне. А потом мы их снова получили. Не по своей, но и не исключительно по чужой вине. Официально и неофициально мы помогали нашим братьям. Сербы гибли за Книн, за Сараево, за Приштину.

В Книне сегодня развевается (хорватская) шаховница, которой там никогда не было, в Сараево сербов в пятьдесят раз меньше, чем было, в Приштине живет всего несколько сербов. Не несколько тысяч, а несколько человек.

Нет нас больше и в Косовом Поле, где многое из этого началось.

И это не потому, что хорваты, мусульмане или албанцы были сильнее и храбрее нас, а из-за того, что мы не понимали положение Сербии, из-за того, что не поняли, что мы в мире одни и без мира не можем. Из-за того, что принижали всех остальных и не умели считать. Из-за того, что всегда видели и слушали себя, а другие нас не интересовали. Мы даже близко не пересекались с реальностью.

Милошевич был великим сербским лидером, намерения его, разумеется, были наилучшими, но результаты были гораздо хуже. Не потому, что он этого хотел, а потому, что его желания были нереальными, а интересы и стремления других народов мы не рассматривали и недооценили.

И за это мы заплатили наивысшую и самую тяжелую цену.

Мы не стали более великими. Или, лучше сказать, мы не стали великими тем образом, о котором многие мечтали. Сегодня, без капли чьей-либо крови, стали.

Далее тезисно расскажем, о чем Вучич рассказал в ходе своей почти часовой речи:

Сегодня Сербия работает, а не сражается с кем-либо. Мы сделали упор на работу, знания, а не на оружие. Мы любим землю наших детей, а не наших предков. Каждый день нас все больше уважают. В Брюсселе, Берлине, Вашингтоне и, конечно, Москве. Отдельная благодарность русским. Мы не хотим в НАТО и ревностно храним свой нейтралитет.

Вы здесь те люди, которые не подтверждают слова Александра Тиянича, который давно заявил из Подуево, что сербы готовы сражаться за Косово, но никто жить в Косово не хочет. Лишь чуть больше тысячи человек вернулись в Косово. Сидят по Белградским кафе и хотят идти в бой, а детей своих давно отправили за границу. Вы, дорогие друзья, связали свое будущее с Косово. В Приштине у власти не сербы. Там есть некий Тачи, который меня не любит, да и я его тоже.  Я борюсь и буду бороться за нашу Сербию.

Он не будет нас унижать. А я не буду работать против своего народа. Не буду против своей страны.

30 лет назад нас здесь было в три раза больше. Нас все меньше.

Когда вам говорят, что я хочу менять границы. Знаем ли мы, где наши границы? Знает ли кто-нибудь? Албанцы думают одно, остальной мир что-то другое. Я хочу добиться для вас прав, которые вам принадлежат. Прав на труд, учебу, лечение… Это должны понять и албанцы. Никто не хочет воевать. Не слушайте тех, кто сидит по белградским кафанам. Их дети воевать не будут. Своих детей они отправили от Лондона до Вашингтона. Они говорят, не отдадим Косово, а сами его уже отдали.

Для тех, кто целыми днями повторяют эту ложь, что кто-то все подготовил и независимость Косово признают до Нового года, я скажу, что это ложь и единственное что мы хотим это обеспечить вам большие права и лучшую жизнь.

Должны ли мы договариваться с албанцами? И сегодня вы вытерпели от албанцев, которые сюда приходили. Я не хотел, как страус, забивать голову в землю. Я хочу помочь вам.

Нет никакого проекта решения. Мы даже не близко к нему, но впервые мы хотя бы можем сесть и поговорить. Я не оптимистичен…

Я хочу верить в то, что мы станем друзьями с албанцами. Мы должны жить вместе. Поэтому мы и ведем переговоры. Кто-то когда-то в будущем должен будет достигнуть компромисса с албанцами.

Решение даже не на горизонте, но, молюсь Богу, чтобы оно было достижимо через 10 или 20 лет.

Мы приняли решение, как улучшить жизнь сербов в Косово. Мы вложим миллионы евро в наши институты. В Штрпце мы построим детский сад, а в Зубином потоке водопровод. Никто не может запретить нам прийти в каждое сербское село. Мы готовы помогать вам больше, чем когда-либо. Мы вложим все больше в здравоохранение,  социальные учреждения. Мы хотим помочь вам остаться у ваших очагов.

Вы получите все решения, которые я принял и все деньги, которые я пообещал.

Мы хотим компромисса, а не диктата. Не хочу вас обманывать. Еще много воды утечет по Ибру, пока мы найдем решение по Косово.

Прошу вас, оставайтесь у ваших очагов. Дорога, которая перед нами это дорога вперед. Я убежден, что когда все это пройдет, то хотя бы вы, присутствующие здесь, будете знать, что и зачем я делал. Для Сербии, для вас, для отечества. Каждый родившийся здесь ребенок, каждая новая школа будут мне в радость. Мое намерение победить и никогда больше не проигрывать. Я хочу, чтобы эта страна была великой.

Биологически мы, как народ, перед пропастью. Мы исчезаем. Нас убил 20-й век. Мы потеряли столько людей, что я не знаю, как мы можем вернуть эти потери.

Нам будут ставить в упрек то, что мы в состоянии защищать сербов. Мы хотим только мира, мы протягиваем им руку, хотя она и останется в воздухе.

Источник