Растерзать Югославию сегодня США бы не смогли

В советские времена СФРЮ – Социалистическая Федеративная  Республика Югославия – считалась нам скорее союзником, чем противником.

И пусть она не входила в Варшавский договор, но и к НАТО не примкнула. Являлась неким балансом между капиталистическим Западом и коммунистическим Востоком. И все-таки мы ее считали  больше своей, дружественной, но немного странной. Это была страна, которая так окончательно и не примкнула ни к какому политическому блоку, была костью в горле для двух противоборствующих мировых политических систем.

2

И именно там в 1991 году полыхнула война, которая стала катализатором для многих политических преобразований в Европе, особенно в тех странах, которые входили в так называемый социалистический лагерь. Собственно, с этой современной Балканской войны, которая закончилась 20 лет назад (1991–1995 годы), и пошел отсчет массированной атаки США в составе НАТО на все неугодные страны. Югославский сценарий, по сути, стал прообразом всех «бархатных», «цветочных», «арабских» и прочих современных революций, которые всколыхнули муть, рыбку в которой и надеялись выявить «кукловоды».

3

Югославия, СФРЮ, просуществовавшая с 1945 по 1991 годы, никогда не была единым государством, что подтверждал не только федеративный статус шести республик в ее составе (Сербия, Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, Черногория, Македония), но и большие национальные противоречия, которые всегда мешали стране стать единым целым. Такой шанс у страны, основу которой составляли югославы – южные славяне, все-таки был. Тем более что определенный паритет в национальном признаке в высших слоях политического общества все-таки соблюдался. И например, в военном руководстве страны большинство составляли хорваты, а не сербы, представлявшие национальное большинство.

4

«К концу 90-х годов прошлого века, когда очевидностью стала неотвратимость развала социалистической системы среди бывших стран – союзников Советского Союза, США, еще не решаясь на открытое противостояние с Москвой, постарались найти наиболее слабое звено, чтобы начать открытое наступление на систему, – говорит директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. – И выбор не случайно пал именно на Югославию, которая одной ногой уже стояла в Европе, а второй еще пыталась удержаться в социалистическом лагере, который гарантировал ей военную и политическую поддержку.

5

Разжигание войны в Югославии между хорватами и сербами было пробным шаром со стороны НАТО. Такая проверка на вшивость Советского Союза, который мог бы использовать свой военный ресурс, чтобы оказать поддержку Белграду в военном противостоянии со своими взбунтовавшимися окраинами – Хорватией и Словенией. Но ситуация в мире к тому времени поменялась, наша страна переживала «афганский синдром» и уже не была готова стать мировым игроком в геополитических процессах. Американцы очень ловко этой ситуацией воспользовались – на первом этапе Балканской войны даже без применения военной силы».

6

Впрочем, бомбы и крылатые ракеты с маркировкой «Made in USA» вскоре стали главным аргументом США в разрешении Балканского конфликта – их эффект испытали и в Белграде, и в Косово.

Ну а тогда, в 1991-м, война в Югославии померкла на фоне войны в Персидском заливе. Резко возросли цены на нефть, замедлились темпы роста мировой экономики. Западу было не только не до Югославии, но и не до России. Признав независимость Хорватии и Словении, Евросоюз и Великобритания заняли нейтральную позицию.

США, в тот момент в лице администрации Джорджа Буша-старшего, тоже вроде бы проводили политику невмешательства в балканский конфликт. Однако уже в 1994 году с подачи Билла Клинтона между США и Хорватией был заключен договор о военном сотрудничестве, и американцы уже активно вмешивались в этот конфликт. Военные советники из-за океана консультировали Хорватию в вопросах проведения наступательных операций против Сербской Краины.

7

Россия… Россия тогда выступала против признания Хорватии, но в конфликт предпочитала не вмешиваться. Внешняя политика нашей страны прошла тогда сложный путь – от бездействия с попыткой обозначения национальных интересов до активного участия в событиях на Балканах. Российские миротворцы в составе международных сил KFOR банально использовались в интересах США и западноевропейских стран. И лишь позднее, в 1999 году, Россия продемонстрировала свою силу: знаменитый марш-бросок десантников на Приштину показал, на что способна российская армия. Тогда лишь с использованием гранатометов и стрелкового вооружения десантники остановили танковую колонну НАТО перед аэродромом в Приштине.

«Если бы потенциал и боевые возможности российской армии в то время были сопоставимы с нынешними, еще не известно, как развивались бы сейчас события на Балканах, – считает военный эксперт Феликс Меркулов. – В Белграде ждали нашей помощи. И не только в военной поддержке, но и, скорее, в возможности нейтрализовать активные действия США и НАТО в балканском конфликте».

Исход войны в Югославии в 1995 году решила авиационная поддержка НАТО во главе с США – операция «Обдуманная сила», когда были нанесены массированные удары по позициям сербской армии. Американцы совершили 2 318 самолетовылетов. Участие в операции приняли Великобритания, Нидерланды, Франция, Турция, Германия, Италия, Испания. При такой концентрации воздушных ударов могло сломаться любое государство. Белград выбросил белый флаг.

«США именно в Югославии почувствовали вкус крови и чувство безнаказанности за проведение подобных ударов на расстоянии, – говорит Руслан Пухов. – Впоследствии они стали применять подобную практику в тех странах, которые не укладывались в их мировой правопорядок – опять в Сербии, в Ираке, Ливии, Сирии. Результат был лишь в разрушениях и уничтожениях неугодных. И вот только сейчас нашлось противодействие этому мировому экстремизму – в лице российской группировки в Сирии. Это тот случай, когда американцы поняли, что могут в ответ получить по зубам. К сожалению, это произошло только сейчас, а не в начале 90-х».

Автор: Виктор Сокирко

ЗВЕЗДА

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.