Удивительная история серба из Косова и Метохии

В пятнадцатилетнем возрасте Богдан Букумирич принял на себя восемь выстрелов только за то, что он имеет сербскую национальность.

Мальчику удалось чудом выжить и выйти из комы только спустя несколько дней. Это произошло в день Преображения Господня. Богдан так и не узнал, кто стрелял в детей из села Гораждевац, которые купались в речке. Серб рассказал о своем спасении. Не так страшно умереть, как быть похороненным заживо-написано на памятнике, который был возведен в честь жертв албанских сепаратистов и НАТО-агрессоров.

Памятник сербам на Косово-3

Также на памятнике изображены портреты совсем еще юных сербских мальчишек-Ивана Йововича и Панто Дакича. Их жизни трагически оборвались в августе 2003 года. Трагедия произошла на берегу реки Бистрица. Тринадцатого августа-в этот злополучный день албанские боевики решили порезвиться над сербскими детьми, обстреляв их автоматной очередью.  В четверых детей попали  албанские пули. Одному из них, 15-летнему Богдану Букумиричу, медики давали очень критичные прогнозы: 96%- наступит смерть, 4%-будет жить. Парню удалось выжить. Богдан был рожден в косовском селе Гораждевац.

Как утверждает сам серб, у народа в этом населенном пункте выработался иммунитет к звукам стрельбы еще с 1999 года. Жизнь родной тети Богдана, Милицы Букумирич, оборвалась прямо на пороге собственного дома. К ней во двор залетела граната. Богдан говорит, что молодежь в Косово была полностью изолирована. Развлечений никаких не было, из населенного пункта выезжать запрещали. Единственное из позитивного заключалось только лишь в школьном общении с одноклассниками, а также общение со сверстниками вне школы.

Памятник сербам на Косово-2

У нас в Гораждеваце возле ближайшей реки стоит дом. Тринадцатого августа мои друзья позвали меня купаться. Сначала спросил разрешение у отца, а отец словно что-то неладное чувствовал. Он сказали мне, что не стоит, вода еще не прогрелась. Я был настойчив, и мне удалось уговорить отца. Берег Бистрицы был буквально переполнен ребятней. Было много ребят и подросткового возраста. Я вошел в воду. Действительно, как и говорил отец, она оказалась очень холодной. Окунувшись я сразу побежал греться к костру. И 10 минут не прошло, как по нам открыли автоматный огонь. Я с друзьями находился к террористам ближе всех. Три пули я получил в левый бок. Тот лесок, из которого стреляли террористы, был очень хорошо нам знаком. Когда после выстрелов уже раненый я повернулся в ту сторону, откуда велась стрельба-еще несколько несколько пуль  угодили мне в живот и в грудь. Мои ноги начали коситься, когда я уже падал, еще одна пуля угодила мне прямо в голову. Восьмую пулю я получил уже в голень,-вспоминает Богдан Букумирич.

Богдан Букумирич

Богдан Букумирич

Богдан кричал о помощи и при этом попытался встать. Односельчане помогли перевезти парня в реанимацию при КФОР, но доктор на рабочем месте отсутствовал. Первая помощь раненому сербу была оказана в местном медицинском учреждении. В первую очередь врачи предпринимали попытки остановить кровотечение. Удивительно, но Богдан на тот момент еще не впал в кому. Он даже успел попросить врачей, чтобы они вывели из операционной его маленького братика. Односельчане просили КФОРовцев отвезти юношу в больницу в населенном пункте Печ, но миротворцы в свою очередь отказались, придумав десяток отговорок. В итоге сосед Богдана, брат и сам истекающий кровью Богдан отправляются на автомобиле в Печ, которую полностью населяют албанцы.

Богдан, не сдавайся, ты будешь жить,-говорили мальчику брат с соседом по дому.

Я и не думаю сдаваться,- отвечал истекающий кровью Богдан.

К сожалению, недалеко от рынка в Печи, наша машина заглохла. Таблички на машине были сербские, албанцы это увидели и набросились на машину. Автомобиль был весь разгромлен, стекла выбиты. Они пытались вытащить нас из салона. Мой сосед, пытавшийся завести машину, получил множество ударов кулаками по голове. Брат получил удар камнем. У них отсутствовало хоть какое-то милосердие, сожаление, а ведь перед ними был человек, который молит всего лишь о помощи и возможно которому осталось жить считанные минуты. Если бы им удалось нас вытащить, то выжить мы бы точно не смогли. К счастью к нам на помощь прибыла патрульная машина КФОР. Миротворцы выстрелили в воздух. На этом моменте я потерял сознание. Что произошло в дальнейшем, я узнал по рассказам тех, кто не бросил меня в беде-мой брат и сосед,-с  чувством гордости рассказывает Богдан.

Мальчик сначала был размещен в местном госпитале. Там же лежал и другой раненый сербский юноша по имени Панто Дакич. Албанский персонал вместе с пациентами были на веселе: Хотели Косово, вы его получили! Тот, кто это сделал, он-молодец!

Пришел албанский доктор, но Пантин отец не разрешил нас осматривать, так как у него не было к нему доверия. В тот момент моего друга не стало. Медики подумали, что я тоже мертв. Тем не менее врач из нашего населенного пункта, подоспевшая в госпиталь, сказала, что я еще жив. Она уговаривала солдат КФОР, чтобы вертолет доставил меня в один из районов на севере Косовской Митровици. КФОРовцы утверждали в ответ, что у них нет разрешения. На протяжении трех часов доктор уговаривала бойцов КФОР, и в результате ей это удалось. Еще один раненый Марко Богичевич был доставлен в Призрен, а затем меня на этом же вертолете доставили в госпиталь французского КФОР, который был расположен на юге Косовской Митровицы.

Поучаствовала в спасении мальчика и врач Миленка Цветкович. Когда Миленка узнала о трагедии, то не смотря на возможные нападки албанцев она очень быстро прибыла в албанскую часть Косовской Митровицы, где французскими врачами Богдану делалась операция на селезенке. Когда задерживался нейрохирург, Миленке удалось настоять на том, чтобы Богдан был отправлен в белградскую клинику. Разрешение на посадку сербского вертолета в Косовской Митровице было отклонено. По этой причине Богдана пришлось транспортировать на машине в центральную часть Сербии, а уже оттуда он был доставлен на вертолете в Белград. Кровяное давление парня упало до сорока, однако доктору удалось осуществить целый ряд необходимых мер и вернуть давление в норму.

Когда медики в Белграде выяснили, что мой организм имеет всего 1,4 литра крови из возможных 5,5, они сразу взялись за дело. Мне было сделано переливание, а уже утром предстояло вмешаться дело хирургу. Прогнозы были критичные: 4%-буду жить, 96%-умру. Уже девятнадцатого августа в праздник Преображения Господне я пришел в сознание. Мне нейрохирург сказал, что он не верил, что я выйду из тяжелой комы. Многое зависело от моего организма,-говорит серб

Однако для парня это была только начальная стадия в прохождении им его сложного пути: температура у мальчика резко поднялась аш за 40 градусов. Врачи выяснили, что костные осколки серьезно задели кору головного мозга. Богдану пришлось пережить несколько операций, переболеть менингитом, ив течении четырех месяцев находится в неподвижном состоянии-функционировать могла только правая часть тела. Богдан не сдался! Благодаря целому комплексу упражнений и, конечно, огромному желанию жить полноценной жизнью, Богдану удалось встать на ноги.

На кладбище в моем селе стоит одна из самых старых на Балканах церковь. В ней нет ни единого гвоздя, а построена она была еще восемь веков назад. Я убежден, что она защищает мое село. Гораждевац не был сожжен во время Первой мировой войны, оттуда не смогли изгнать всех людей во времена Второй мировой, а также во время войны 1999 года. Все тяжелые события, которые происходили в моем селе и  после 1999 года, мы  смогли пережить,-говорит Богдан.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.