balkanist.ru

Идеи о «Великой Албании» до сих пор не забыты

Европарламент 18 апреля проголосовал за либерализацию визового режима для жителей сепаратистского Косово. Теперь обладатели «косовских паспортов» смогут раз в полгода беспрепятственно въезжать в страны, входящие в Шенген, и находиться на их территории на протяжении 90 дней.

Достаточно очевидно, что в ближайшее время Евросоюз ожидает новый приток албаноязычных мигрантов. Но в последние годы косовские албанцы и так массово выезжают из края. В частности, в южной части Косово и Метохии во многих школах закрываются классы – для них просто не хватает учеников.

Раньше албанцы имели серьёзное демографическое преимущество перед всеми остальными балканскими народами, но сегодня рождаемость в сербских семьях в Косово и Метохии как минимум не ниже, чем в албанских. Регион постепенно скатывается в депопуляцию и, по всей видимости, даже самые серьёзные усилия коллективного Запада не помогут Косово стать полноценным государством. Правда, при нынешней динамике политических процессов на Балканах вряд ли стоит рассчитывать на то, что край вернётся в состав Сербии. Скорее, он растворится в другом политическом проекте, который постепенно набирает всё большую силу – так называемой Великой Албании.

Действительно, как представители официальной Тираны, так и лидеры косовских сепаратистов регулярно затрагивают тему их объединения. В частности, «премьер-министр Косово» Альбин Куртиранее говорил, что он проголосовал бы за такое объединение на референдуме по данному вопросу, если таковой случился бы. Он также подчёркивал, что Косово и Албании следует объединяться не в рамках ЕС, о чём периодически заявляет европейский официоз, а в формате общеалбанской федерации. В свою очередь, премьер Албании Эди Рама называл объединение с Косово неизбежным и заявлял о нём как о «главной цели своей карьеры».

Однако устремления албанских националистов отнюдь не ограничиваются слиянием Албании и Косово. Они претендуют на куда более обширные территории, включая части Македонии с её столицей Скопье, Черногории со столицей Подгорицей, юга Центральной Сербии и греческого Эпира. Это и называется «Великой Албанией».

Само происхождение албанцев до сих пор остаётся дискуссионным вопросом. Сами они считают себя потомками иллирийцев – античного этноса, расселившегося по северо-западной части балканского полуострова. В Средние века албанцы не создали устойчивой государственности, а в XV веке их земли попали под власть Османской империи.

Изначально албанцы не хотели принимать насаждаемый османами ислам. В XV столетии албанский национальный герой Скандербег (Георгий Кастриоти) поднял против них восстание, целью которого было создание независимой христианской Албании. Однако впоследствии албанцы начали исламизироваться весьма активно, хотя полностью мусульманским народом они так и не стали. Клановая организация албанского общества устроена так, что она позволяет уживаться внутри него мусульманам, католикам и даже православным. Российский исследователь Пётр Искендеров приводил высказывание одного из представителей албанского национального движения XIX века, согласно которому «религией албанцев является албанизм».

Основную часть периода османского владычества албанцев в основном занимала не борьба за независимость, а межклановые конфликты и кровная месть. Однако к последней четверти XIX столетия Османская империя погрузилась в серьёзный кризис, всё больше напоминавший агонию. Кульминацией стал 1878 год, когда после поражения в войне с Россией от Турции стали откалываться ключевые европейские территории, часть которых получила государственный суверенитет, а другая часть – широкую автономию.

Албанцы, в отличие от сербов и болгар, на тот момент о независимости не мечтали. Их устремления ограничивались объединением всех территорий, которые они считали своими, в единый политический субъект в рамках Османской империи. Деятельность албанского национального движения того времени была связана с Призренской лигой, изначально выступавшей за сохранение турецкого владычества при расширении прав албанцев, повышения статуса албанского языка, развития местного самоуправления, и т.д.. Своими основными противниками лига считала сербов и других славян, которым, по мнению её идеологов, незаконно передали албанские земли. Но после того, как султан отказался создать единый албанский вилайет, требования лиги радикализировались. В 1881 году началось восстание, которое было жестоко подавлено турецкими войсками.

Однако в дальнейшем Турция продолжила свои попытки использовать албанцев против сербов – в частности, способствуя их массовому переселению в Косово и Метохию. Кроме того, албанский национализм вызвал серьёзный интерес в Вене и Лондоне, где в нём также увидели противовес сербскому национальному движению, считавшемуся инструментом России. Но идею создания независимой Албании на тот момент не поддерживала ни одна из великих держав.

Албания обрела суверенитет в 1913 году по итогам двух балканских войн. При этом албанские националисты не смогли смириться с тем фактом, что Сербии досталось Косово и ещё ряд территорий, которые они по праву считали своими.

В 1939 году сначала Албания и часть Югославии были оккупированы фашистской Италией. При этом оккупационные власти отдали албанцам Косово и ещё целый ряд сербских, македонских и черногорских земель, объединив их в «Великое герцогство Албанское» (Великую Албанию). Албанские вооружённые формирования, самыми известными из которых являлись «Балли Комбетар» и дивизия СС «Скандербег», начали проводить на этих территориях этнические чистки и устраивать погромы, массово изгоняя сербское население.

При этом после того, как по итогам Второй мировой войны Балканы были освобождены, а власть в Югославии досталась коммунистам, их лидер Иосип Броз Титовоспрепятствовал возвращению в Косово изгнанных оттуда сербов и продолжил заселять его албанцами. Тито активно заигрывал с албанским национализмом потому, что он, во-первых, мечтал присоединить Албанию к Югославии, а во-вторых, он был уверен в том, что залогом существования сильной Югославии является слабая Сербия.

Так или иначе, к моменту распада югославского государства албанцы составляли в Косово весьма внушительную силу. При этом их идеологи активно готовили вооружённое выступление. Российский исследователь Анна Филимонова пишет, что в 90-х годах албанская интеллигенция в Косово и в самой Албании обнародовала ряд документов, суть который сводилась к тому, что если территория проживания албанцев оказалась разделена между пятью странами, то её следует объединить в рамках одного государства.

К 2008 году, когда Запад после нескольких волн погромов и массовых убийств сербского населения в Косово признал его независимость, албанские формирования успели отметиться и в Македонии. В 2001 году незаконное вооружённое формирование, известное как «Армия национального освобождения», развязало вооружённый конфликт с македонскими властями, итогом которого стали многочисленные уступки албанскому населению. На сегодняшний день Македония фактически стала страной двух этнических общин, хотя доля албанцев в ней не превышает 25%. Албанский язык носит статус государственного, албанцы имеют право формировать органы власти в местах своего компактного проживания. Бывший лидер боевиков «Армии национального освобождения» Талат Джафери ныне является спикером македонского парламента.

Примерно тем же путём, хоть и не столь быстрыми темпами, идёт и Черногория. Представители местных албанских партий периодически в открытую призывают к объединению ряда её территорий с Албанией и Косово. При этом многие из этих партий способны напрямую влиять на политическую ситуацию в стране.

Что касается Сербии, то, помимо, разумеется, Косово, албанские сепаратисты регулярно заявляют свои права на три муниципалитета, которые они называют Прешевской долиной.

Как относится к идее создания Великой Албании Запад, который сделал так много для поощрения албанского сепаратизма в Сербии? Официально без одобрения: представители США и ЕС считают случай Косово беспрецедентным, а его повторение где-либо ещё невозможным. Вашингтон, Лондон и Брюссель выступают против дальнейшего пересмотра границ на Балканах. Но насколько долгосрочна их позиция?

Да, те же Черногория и Македония сегодня являются частью НАТО и полностью подчиняются воле коллективного Запада. Однако создание большого албанского государства может полностью исключить любую возможность формирования в регионе нового славянского содружества, которое окажется в состоянии вести суверенную политику. Да и в целом Великая Албания будет играть роль местного жандарма НАТО, способного быстро пресечь любые поползновения, не устраивающие ЕС, Британию и США. Более того, она может послужить инструментом полной и окончательной нейтрализации сербского фактора, который до сих пор тревожит западных стратегов.

Кроме того, как уже говорилось выше, нельзя исключать, что Западу придётся срочно исправлять свою ошибку с независимым Косово, которое явно не демонстрирует способность стать независимым государством. И тогда вступление в состав новой большой Албании может стать для него неизбежностью, отмечает автор «Украина.ru»

Владимир Зотов

**************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** ****************************************************************************************************