vk.com

Иван Пайович: проект американского «Южного газового коридора» как конкурент российским газопроводам

Монопольное влияние России на продажу газа в Европе может измениться уже в ближайшем будущем. Министр энергетики Сербии Зорана Михайлович недавно обратилась к участникам восьмого министерского заседания Консультативного совета «Южного газового коридора» в Баку. Она напомнила, что строительство газового соединения Болгария-Сербия началось 1 февраля при поддержке ЕС и ЕИБ, заявив, что газопровод будет готов к работе в 2023 году, а затем Сербия соединится с другими газопроводами и с другими поставщиками газа.

«Южный газовый коридор» важен для всех Западных Балкан, поскольку увеличение количества маршрутов и поставщиков обеспечивает стабильность газа», — заявила Зорана Михайлович.

Но что такое «Южный газовый коридор»? Об этом расскажет наш новый автор — Иван Пайович, доктор экономических наук, профессор экономики из Белграда.

Очевидно, что это американский проект с целью конкурировать на рынке экспорта российского газа, а также снизить геополитическое влияние России и российские доходы от экспорта в условиях рекордных цен на энергоносители. Вопрос газоснабжения не только экономический, геополитический, но и вопрос энергетической безопасности, и вопрос сдерживания экономического роста России и бюджетной стабильности, основанной исключительно на экспорте энергоресурсов.

Для стран, которые покупают газ, конкуренция всегда желательна, но американский природный газ несоизмеримо дороже российского и вряд ли может подорвать текущую рыночную позицию России. Азербайджанский газ мог бы составить конкуренцию российскому, если бы он поступал по газопроводу к одним и тем же потребителям и реализовывался на принципах конкуренции и ценовой дискриминации. Эти обстоятельства, очевидно, будут продиктованы Азербайджану Америкой.

Еще в 2012 году было объявлено, что в результате расширения поставок азербайджанский газ может участвовать более чем с 7% на европейском рынке с тенденцией к росту. По оценкам, к 2020 году добыча газа в Азербайджане достигнет 30 миллиардов кубометров, а к 2050 году может достичь 50 миллиардов кубометров. Эти производственные мощности будут поддерживаться «Южным газовым коридором» и станут серьезным конкурентом экспорту российского газа. Азербайджан импортировал российский газ до 2007 года, но ситуация изменилась с активацией месторождения Шах-Дениз. Оценочные запасы этого месторождения составляют около 1,2 трлн кубометров газа, но в Азербайджане есть и другие богатые месторождения: Умид, запасы которого оцениваются примерно в 200 млрд кубометров, Бабек — около 400 млрд кубометров и Апшерон — около 340 млрд кубометров. газа. Месторождение Шах-Дениз сделало Азербайджан экспортером газа, так в 2010 году страна экспортировала почти 7 миллиардов кубометров газа в Турцию, Грузию, Иран, а часть около миллиарда кубометров была куплена Газпромом, несомненно с целью перепродажи на собственные экспортные рынки.

Следует иметь в виду, что добыча азербайджанского газа дешевле, чем добыча российского, и что его можно продавать по более низкой цене, чем продает «Газпром», получая при этом более высокую прибыль. Такую оценку дали десять лет назад российские эксперты, предупредив о возможной конкуренции с Азербайджаном. Если десять лет назад у Азербайджана был потенциал для завоевания европейского рынка в размере 6-7%, то проект «Южный газовый коридор» мог достичь гораздо большей доли и стать серьезным рыночным конкурентом по сравнению с Россией.

Какова же позиция Сербии в ситуации формирования каких-то новых рыночных обстоятельств?

Если бы Сербии не пришлось участвовать в части инвестиций в строительство «Южного газового коридора» (что может быть внешнеполитическим условием, навязанным Западом), ей было бы выгодно по соображениям экономической и энергетической безопасности присоединиться к трубопроводу, потому что тогда она могла бы выбрать цену закупаемого газа между двумя претендентами, что было бы надежнее, чем возможный перебой в поставках российского газа как по техническим, так и по геополитическим причинам.

С другой стороны, неясно, как отреагирует российская сторона на такое поведение Сербии, поскольку известно, что Россия использует газ не только как рыночный товар, но и как форму политической роли в своем влиянии, а иногда и политической давление на некоторые страны. Россия имеет привычку повышать цены на газ для «непослушных» стран и снижать цену для «послушных», крупных покупателей и добросовестных плательщиков. С появлением азербайджанской конкуренции такое отношение к экспорту энергоносителей серьезно начало бы терять свое значение. В новых условиях отдельные страны должны будут решить, что выбрать — политическую или рыночную торговлю. Некоторые из них могут быть даже не в состоянии принимать суверенные решения.

Иван Пайович, доктор экономических наук, профессор экономики

Источник

**************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** ****************************************************************************************************