Кирилл Борщев: «Сербия — последний реальный союзник России в Европе» — INFO-BALKAN.RU|Сербия|Балканы|

Кирилл Борщев: «Сербия — последний реальный союзник России в Европе»

Заместитель председателя координационного совета российских соотечественников Сербии Кирилл Борщев переехал на Балканы еще в нулевые. Он искренне любит и Россию, и Сербию, стремясь внести максимальный вклад в сохранение и развитие отношений двух братских народов. О поддержке соотечественников, деятельности координационного совета, перспективах создания русской партии и иррациональной любви сербов к русским – в нашей беседе.

— Кирилл, вы переехали на Балканы еще в 2000-е годы, вместе с первой волной эмиграции. Можете объяснить, чем был обоснован этот выбор: и само решение покинуть Родину, и страна, определенная для жизни?

— Если быть откровенным, это выросло из юношеского увлечения страной и регионом. Увлечения, так сказать, на ровном месте. Смотрел сюжеты о боевых действиях в Боснии и Герцеговине 1994 года. Говорил с отцом на эту тему, стали разбираться, кто там наши, не до конца понимая. И как-то мальчишеское увлечение выросло в достаточно серьезное хобби, которое в конечном итоге заставило меня более серьезно изучить регион и начать им интересоваться, работать по нему. Сейчас могу уже ошибаться, наверное, в 2002 году я начал уже работать над сербской тематикой в таких электронных СМИ, причем первых, типа «Сербского креста» (позднее – Српска.ру), который мне очень многое дал.

Впоследствии где-то, наверное, в 2005 году, я впервые оказался в Сербии. И могу честно сказать, что мой отъезд из России, переезд фактически, ни в коем случае нельзя объяснить поиском лучшей жизни. Тем более, что я от чего-то уехал в России… ни в коем случае. Мой переезд в принципе был обоснован тем, что во мне все еще горел «пожар» любви и интереса к региону. Какая-то манящая сила меня влекла на Балканы… Знаете, я говорил в своих интервью, и повторяю, что за то время, сколько я здесь прожил, то пришел к такому философскому выводу: не человек выбирает Балканы, а Балканы – человека. В этом есть даже нечто страшное. И если Балканы тебя выбрали – это всерьез и надолго.

— Не было желания вернуться домой? Несмотря на то, что Балканы вас выбрали.

— У меня были попытки уехать в Россию. Я уезжал дважды. Сейчас взвешиваю все «за» и «против». В равном количестве потерял и выиграл после переезда. Прошло слишком много времени, я пустил здесь корни. Поэтому сейчас не могу сказать, вернулся бы я в Россию насовсем или нет. Скорее всего – нет.

— Почему?

— По множеству причин. Но я всегда говорил и говорю, и ни в коем случае не хочу, чтобы кто-то думал, что я приехал сюда потому, что мне не нравится в России. Я очень люблю Россию. Так просто сложилось.

— Но все же?

— Понимаете, это как любовь к родителям, с которыми ты не живешь в одной квартире. Хотя придраться можно всегда. Можно сказать: «да ладно, сбежал из России». Нет, не сбежал. Если бы отмотать все назад, и были бы другие условия, не те, на основании которых уехал, я, может быть, и согласился бы остаться. Сейчас уже нет. Дети, семья, работа. Уже слишком много причин, по которым я не вернулся бы. В двух словах так.

— Вы, сказали, что где-то выиграли, а где-то потеряли. А что, в таком случае, вы потеряли, переехав из России в Сербию?

— Очень сильно и много потерял в финансово-экономическом плане. Просто колоссально. Не был каким-то миллионером, но был достаток, стабильность и уверенность в завтрашнем дне в России. И это было в разы выше, чем все экономические бонусы Сербии.

Есть моменты, связанные с родственниками, и это основная причина. Были финансовые потери и нестабильность, которая образовалась после приезда, потому что ты живешь в чужой стране. Я до сих пор не гражданин, и мне многие вещи недоступны, и это заставляет немного переживать. Даже если бы я имел гражданство Сербии, и все было бы более-менее ровно, сама внутренняя экономическая ситуация в стране не позволяет строить достаточно радужными прогнозы на ближайшие несколько лет. Хотя она постепенно налаживается, потребуется еще лет 15-20 лет, чтобы более менее все стабилизировалось, если ничего не изменится, и не случится очередная война или революция. Ни в коем случае не хотел бы, чтобы это случилось в Сербии.

— Сегодня в Сербии действует Национальный совет русского национального меньшинства. Чем занимается данная организация, и какие функции выполняет?

— Важно сразу отметить, что Национальный совет русского национального меньшинства был сформирован не так давно. Мы два года как имеем статус зарегистрированной организации. Наконец-то! Многие другие народы Сербии имеют официальный статус, а русские — буквально пару лет назад его обрели.

Национальный совет — чисто сербская структура. Она касается только граждан Сербии: этнических русских или потомков эмигрантов, но уже имеющихся гражданство. В принципе, этот совет призван к тому, чтобы защищать наши, русского меньшинства, основные права, например, права при трудоустройстве на работу, при поступлении в учебные заведения. Нацсовет должен заботиться о том, чтобы развивались проекты по сохранению русского языка и культуры, чтобы наши дети могли учиться, чтобы у нас был свой канал на телевидении и радио, чтобы русские не растворились полностью в сербской среде.

— Какую реальную помощь организация оказывает соотечественникам?

— Насколько успешно это все получается у национального совета, я судить не берусь, потому что это достаточно молодая структура. Не все гладко, поскольку действующее законодательство Сербии позволяет кому угодно называть себя русскими, не предоставляя никаких там доказательств, что ты реально являешься русским, и вступать в этот нацсовет. На данный момент определенная часть, если не половина совета, и даже больше, — это либо русские как говорится, «седьмая вода на киселе», либо вообще сербы, не имеющие отношения к русским. Если не ошибаюсь, в национальном совете были представители в прошлом ромского, то есть, цыганского нацменьшинства. Туда-сюда люди бегают, где больше повезет с преференциями.

На этой почве там были даже серьезные конфликтные ситуации, переделал мест-кресел-портфелей… Пока еще совет очень «сырой», даже со стороны власти, насколько я знаю, к нему очень прохладное отношение. Внимания и заботы к старым нацсоветам других народностей гораздо больше со стороны официального Белграда, чем к русским. Совет всего два года существует, и его работа началась буквально сразу с нескольких конфликтных ситуаций, связанных с переделом влияния внутри совета.

— Внезапно.

— Да, и смешно, потому что внутри русского нацсовета возникло противостояние, русские против сербов, шла как бы разборка и дележка между сербами и русскими.

Второй момент, который лично меня как русского заставляет немножко сомневаться в эффективности этого нацсовета — то, что членами могут быть только граждане Сербии. Но они в уже имеют все права, которые имеют и остальные граждане Сербии. Больше заботы, защиты и помощи требуется тем русским, которые проживают здесь уже давно, по несколько лет, но не имеют гражданства. Была ситуация, когда совет нужно было формировать, идти отдавать свои голоса за кандидатов в члены совета, и мы обращались к русским соотечественникам, у которых есть сербское гражданство: «пожалуйста, придите, отдайте свой голос, давайте сформируем совет из наших людей». И очень многие не хотели идти голосовать, и отвечали: «а зачем? Мне нужна была эта помощь и поддержка как русскому человеку пока у меня не было гражданства. А теперь у меня есть сербский паспорт, все права, пенсия, социальная защита, трудоустройство. Я теперь такой же серб, как и все. Мне теперь ничего не нужно, до свидания. Мне лень ехать куда-то и голосовать». Приходилось людей буквально на такси за свой счет возить. Поэтому для меня немножко непонятна вообще функция нацсовета, который может заботиться только о гражданах Сербии. А все остальные русские вне орбиты.

— Кто же сегодня реально представляет интересы русских в Сербии?

— О таких, грубо выражусь, «не окученных» русских, не-гражданах Сербии, заботу должен проявлять Координационный совет российских соотечественников, зампредом которого я являюсь. Эта структура координирует действия отдельных обществ российских соотечественников. Где бы они ни сформировались и по какому принципу, в какой-то кружок, общество или группу, все они объединяются под крышей Координационного совета. Совет должен их направлять, подсказывать, помогать, координировать наши действия на общее благо.

— И это замечательно.

— Но тоже все непросто. Основная проблема нас, русских, — отсутствие единства, той самой «слоги», как говорят сербы, и полное отсутствие видения общих целей. Все на уровне стремления к личной наживе и личной выгоде. Не получается у нас создать структуры, в каком-либо облике, которая бы заботилась о благе русских здесь.

До того, как я стал зампредседателя, могу признаться, что все эти структуры работали в плане защиты прав и интересов русских меньше, чем на 10%. В плане проведения мероприятий и занятий общественной деятельностью, да, возможно, они работали на 70% от своего КПД. Но то, что мы не можем даже между собой договориться и понять, что нам нужно, каким путем к этому идти… пока мы в тупике. Нет никакой организации, которая бы защищала наши права. Допустим, посольство — официальная структура — не может этим заниматься, потому что оно — представительство России на чужой территории и здесь действуют законы Сербии. Посольство не может вмешиваться во внутреннюю политику государства. Да, они могут помочь русским, оказавшимся в сложной ситуации, но обустраивать их жизнь здесь либо заботиться об их благе российские госструктуры не могут. Да и не имеют права. И глупо было бы помогать людям, которые уехали из России, обустроить их жизнь на чужбине! Не получается, тяжело – возвращайтесь домой, пожалуйста. А вот сами мы здесь пока, к сожалению, не можем организоваться.

— Но, очевидно, что попытки стать реальной силой у Координационного совета налицо. Расскажите о его деятельности подробнее.

— Сейчас вся деятельность свелась к проведению культурных и образовательных мероприятий. Сейчас можно все оправдывать ситуацией с коронавирусом и прочим. Но на практике основная деятельность координационного совета сводится к тому, чтобы помочь отдельным обществам соотечественников совместными усилиями провести то или иное культурное мероприятие, которое работает на улучшение имиджа русской диаспоры в Сербии.

Благодаря тем мероприятиям, которые проводит КС, мы показываем, что Россия — это хорошо и правильно. Мы являемся такой очень мягкой-мягкой-мягкой силой, если можно так сказать. Но усилий КС недостаточно, потому что в этом координационном совете нет единства, нет драйва. До недавнего времени это было… я даже назвал это словом «болото», из-за чего имел конфликты с членами совета. Потому что все сводилось к фестивалю гороха, балалайки, конкурсов детского рисунка, которые не приносили никакой пользы ни диаспоре, ни соотечественникам. И у сербов это не вызывало никакого восторга. Единственной реакцией было – непонимание: «а для чего вы собираетесь, проводите конференции, если от этого никакой пользы?». Но сейчас бывают очень хорошие и правильные мероприятия, в хорошем смысле, пропагандистского характера, которые рассказывают о России, нашей истории и культуре, о ее вкладе в мировую культуру. В Сербии многие не знают, что кроме балета, пары классиков и полета в космос Россия дала миру.

— И это достойно всяческой похвалы!

— Вот об этом через какие-то мероприятия под эгидой КС мы и рассказываем. Могу отметить также, что ведется работа с детьми. Многие общества, входящие в координационный совет, очень хорошо работают с детьми наших соотечественников, с сербами. Популяризация русского языка и культуры идет через КС, и за это можно поблагодарить людей, которые этим занимаются. Они просто молодцы! Можно больше и лучше, но это делается силами энтузиастов, которые трудятся в данном направлении лишь по мере своих возможностей. К сожалению.

— Перед каждыми выборами в Сербии «всплывает» ряд партий, заявляющих о том, что они представляют интересы живущих в стране русских. Так ли это на самом деле?

— Прямо скажу, что это не так. Перед последними выборами таких партий было шесть, если не ошибаюсь. Не хочу сказать, они какие-то фейковые, ни в коем случае. Часть этих партий сформированы и управляются людьми, которые являются искренними русофилами и очень любят Россию. Но все они… любительского уровня и их политический вес не дотягивает до того, чтобы хоть как-то отстаивать и представлять интересы русских.

Вторую часть тех партий я мог бы назвать политической аферой. Все эти словосочетания в названиях, слова «русская партия», «русские» используются в качестве своего рода джокера. В стране, где больше половины населения, так или иначе, симпатизирует России, это очень выгодный лозунг. Есть партии, которые называют себя русским, но при этом у них интересы русских даже не втором и не третьем плане. Они преследуют другие политические цели, а амбиции пытаются реализовать путем пиара на волне русской партии. Русских в этих партиях часто вообще нет.

Поэтому все эти партии, к сожалению, не могут представлять и не представляют интереса русских. Ни одна из них. Это при том, что часть из них, даже половина как минимум, искренне русофильские. Люди хотели бы помогать русским, но не хватает политического веса. Среди членов русских крайне мало, в составе руководства их просто нет. На последних выборах эти партии ничего не добились. Хотя некоторые из них шли в в коалиции с серьезными политическими силами. Тем не менее, нигде толком они не представлены. Хотя русскими симпатизирует больше половины населения Сербии, сами сербы-избиратели не верят в эти партии. Они прекрасно все понимают.

— На ваш взгляд, русские могли бы создать в Сербии свою партию? И нужна ли она? С учетом того, что вы сказали, складывается ощущение – что нужна.

— Партия – нужна. Но не сейчас. Мы, русские, находимся в такой позиции, что создать партию мы просто не готовы. У нас нет ни кадров, ни опыта, ни понимания. Создавать ее некому. Российское общество, в том числе и диаспора, далеко не однородны в своих политических взглядах и ориентирах, поэтому мы можем создать что-то страшное, что наш имидж сильно подорвет в глазах сербов. Это будет очень разрозненная и конфликтная структура, не способная к политическому существованию.

— И, все же, резюме: партия нужна.

— Партия нужна, но сейчас рано. Я думаю, что в ближайшие несколько лет, на ближайших выборах этой партии не будет. Она нужна, но в будущем.

— В нулевые Сербию как страну для жизни рассматривали редкие сербофилы или граждане России, заключившие брак с местными. В последнее же время переехавших становится все больше, что вы регулярно отмечаете в своих интервью. Не возникает ли взаимного разочарования, русских в Сербии и сербов в русских?

— Пока это только единичные случаи. Но это будет однозначно. Через какое-то время мы получим ситуацию, когда определенная часть сербов на нас обидится. Уже сейчас какие-то «переселенцы» из России немножко, что называется, воротят нос от Сербии. Но это те, кто оказались здесь, не понимая, куда они едут. Как я уже говорил в нескольких своих интервью, года с 2014 в Сербию пошел поток граждан России, просто потому, что здесь просто и дешево. Это самый простой доступный и дешевый вариант для переезда заграницу. То есть люди едут не в Сербию, а из России. А потом они оказываются в стране, которая начинает их удивлять. Тут все, оказывается, любят русских. Получается, что то, от чего они уехали из России, здесь как бы в фаворе. Некоторые начинают удивляться, что здесь все православные. «А что же они так влюблены в Россию? И какая же здесь странная пища, и где же суши? Где маникюрный салон для пуделей? Почему тут не любят йогу?». Ребята, ну потому, что Сербия — такая страна. Она всегда была отчасти ориентирована на Россию. Это как приехать в Саудовскую Аравию и удивиться, почему в ларьках нет пива.

Русские из России, которые, скажу грубо, по ошибке приехали в Сербию, рассматривали ее как трамплин для переезда дальше, или просто хотели уехать куда угодно, — они уже немного недовольны страной. Но, с другой стороны, тут тепло, недорого и можно потерпеть. А у сербов в голове не укладывается, что русские могут быть какие-то другие: не любить свою страну, не быть православным или еще что-то. У сербов пока еще в головах ты живет прочный миф о том, что русские такие правильные, братья, они все хорошие…

— А вот такие соотечественники портят имидж своему народу и своей стране.

— Рано или поздно мы столкнемся с тем, что этот миф сербов о русских начнет рушиться. Пока все проявляется в единичных случаях. Какие-то люди приехали, что-то сказали или в сети написали, где-то выступили, повели себя как-то не так. Это явно не сыграет в пользу российско-сербских отношений. У нас могут быть какие угодно политические предпочтения, религиозные взгляды, но все мы не имеем права их навязывать. Мы даже не имеем права спорить с представлениями сербов. Мы приехали в их «монастырь». И рушить устои и правила этого «монастыря» не стоит. Я понимаю, что сейчас сюда тянутся активные товарищи из России, которые приезжают, и начинают заявлять о своих правах и взглядах. Не стоит этого делать. Не нравится что-то – выберите другую страну.

Некоторые люди мне говорят: «вот, тут православные все, нам не нравится». Я отвечаю: «вам не нравится — зачем тогда вы приехали? Есть прекрасная католическая Хорватия, есть мусульманская Босния, но почему тогда в Сербию приехали?». Меня как будто не слышат: «какая разница, нужно им объяснить, что не 17 век на дворе, религия — пережиток прошлого…». Я пытаюсь дать понять этим людям, что не надо ничего объяснять сербам. И они продолжают меня не слышать, убеждая всех вокруг, что русские у них не должны ассоциироваться с Православием. Ребята, пускай у них русские ассоциируются с чем они хотят. Не навязывайте им своего мнения.

— Но вас, как вы сказали, не слышат и не понимают…

— Не работает «объяснялка». Рано или поздно возможен «черногорский вариант», когда ситуация с такими нашими соотечественниками, находящимися в Сербии, которых все больше, дойдет до конфликтных ситуаций, которые выйдут на заметный уровень. Когда заработает сарафанное радио, что это «неправильные пчелы» — «неправильные русские», то не хотелось бы повторения 1948 года, когда мы поссоримся, и нас в Сербии сделают виноватыми во всем. Сложно объяснить, но тут нужно поспокойнее себя вести и амбиции с политическими взглядами заснуть куда-нибудь подальше. Приехали в другую страну – живите, наслаждайтесь погодой, миром, хорошими людьми, вкусной едой.

— Как вы оцениваете политику России в Сербии, и в отношении поддержки соотечественников, и в продвижении интересов государства здесь?

— Это будет не только мой взгляд, но, наверное, большинства русских, которые здесь живут гораздо дольше, чем я. Присутствия России, к сожалению, недостаточно. Сейчас, возможно, в последние несколько лет, ситуация чуть-чуть изменилась к лучшему. Работают проекты крупного бизнеса. Они присутствуют, они реальные, они вносят свою лепту в укрепление российско-сербских отношений, в том числе работают на позитивный имидж русских, создавая определенный образ крутого народа. Развиваются культурные проекты. Политические отношения между Россией и Сербией последние годы, слава Богу, стабильные и прочные, не сравнить с девяностыми.

Несмотря на неоднозначную, так сказать, политику сербской стороны, которая пытается балансировать между западом и востоком, Россия достаточно грамотно ведет себя на уровне внешней политики в отношении в Сербии. Военно-техническое сотрудничество нормально развивается. На уровне культурных и образовательных проектов Россия присутствует. Раньше мы всегда говорили, что от Москвы толку нет, сплошной нафталин. Сейчас ситуация меняется. И посольство как-то более живо и современно подходит к популяризации имиджа России. Сейчас заметно лучше, чем лет 10 назад.

— Но вы говорите, что присутствия России – недостаточно?

— Хотелось бы, конечно, чтобы Россия активнее присутствовала на Балканах. Сербы ведь этого ждут. Нам не хватает нормального российского телеканала. Здесь есть западные каналы, которые занимаются пропагандой. Есть «Аль Джазира» — восточный рупор. Но России — пока нет. Когда встречаешься с сербами, один из топовых вопросов — когда появится русский канал на Балканах, местный русский канал, за которым стоит Россия. Пока мы его не можем создать почему-то. Хотя есть местные каналы, которые так или иначе продвигают Россию. Это отрадно. Но хотелось бы больше участия в плане образовательных проектов. Наши дети здесь очень быстро ассимилируются и растворяются, теряют язык… Было бы здорово, если бы российский бизнес открыл двери для соотечественников через дочерние структуры. Многие граждане России как раз стучат в разные двери в поисках работы. А есть хорошие специалисты и профессионалы, которых можно было бы взять на работу в российские компании, работающие в Сербии. Но этого не происходит.

В итоге многие наши товарищи пропадают, занимаются непрофильной деятельностью. Мы надеемся, что политика России в отношении Балкан будет нарастать в позитивном плане. Нам это нужно. Сербия — последний реальный союзник России в Европе. Других не осталось. Поэтому своих соотечественников, свой передовой отряд, переговорную команду, визитную карточку, нужно всячески поддерживать и экономически, и культурно. Мы должны уверенно стоять на ногах и гордо говорить, что мы – русские. Но при этом уважительно и по-братски относиться к приютившему нас государству.

— Главные причины, почему русскому человеку стоит посетить страны сербского мира?

— Начнем с самого банального – здесь очень красиво. Балканы — узел, где переплелись различные климатические и географические красоты. Природа, вкусная еда, отличная культурная программа, древние монастыри, огромное историческое наследие… Но самое главное, что на Балканах может почерпнуть наш турист и соотечественник — приятное чувство гордости за свой народ. Здесь на русского человека смотрят с таким, знаете, «миксом» доброго панибратства и почтения. С одной стороны, ты в доску свой, а с другой — ты старший брат, и это очень приятно.

Нас действительно любят здесь. На нас смотрят с уважением и теплотой, с любовью, которую, как я всегда говорю, нельзя объяснить. Она иррациональна как то самое искреннее чувство между мужчиной и женщиной. Любовь не нуждается в доказательствах и объяснениях. И наша любовь между сербским и русским народом иррациональна. Возможно, поэтому она вечна. Она работает и творит чудеса. Вот именно эта любовь дает кайф от того, что тебя здесь любят и уважают, почти как дома. Ты тут брат, а не денежный мешок или надоедливый турист, ты — свой. Это очень приятно и здорово, поэтому в Сербии помимо красот и исторических достопримечательностей очень важно ощутить атмосферу.

Владимир Басенков

Фото — фейсбук

О Сербии по-русски