aif.ru

Почему Сербия продолжает оставаться верным союзником России?

Улицы Белграда встречают гостей настенными надписями в поддержку России, а большинство местных, узнав, что вы русский, непременно похвалят Владимира Путина и пожелают удачи в спецоперации на Украине. Сербия считается главным союзником Москвы в Европе, однако все не так просто. Что происходит в сердце Балкан — в репортаже РИА Новости.

Осколки союза

В конце августа Белград украсили флагами Сербии, Албании, Северной Македонии, Черногории, а также Боснии и Герцеговины. Первые три входят в проект «Открытые Балканы», остальных туда приглашают. Уже с 1 января Белград, Тирана и Скопье должны открыть границы между собой. Люди, товары и финансы смогут перемещаться совершенно свободно. Это называют «мини-Шенгеном».

В начале сентября в Белграде состоялся саммит «Открытых Балкан». «Наши граждане все лучше понимают друг друга. Даже когда у нас возникали определенные проблемы, мы были близки, а сегодня мы самые близкие», — сказал там президент Сербии Александр Вучич.

Параллельно прошла I Международная выставка виноделия «Винное видение «Открытых Балкан». Участники и посетители дегустировали вино, общались, налаживали деловые и личные связи. Пример подал сам Вучич, выпив по-дружески вместе с премьер-министром Албании Эди Рамой.​ Но не все были настроены так добродушно.

Дело в том, что соседи Сербии признают независимость Косово. У сербов из-за этого больше всего претензий к албанцам. Многие считают, что Тирана мечтает о Великой Албании, а Приштина — только один из этапов на этом пути. «Понятия не имею, что албанцы делают на этой выставке и вообще в «Открытых Балканах»… Они же за Приштину — как они могут быть нашими друзьями? А в принципе идея с открытыми границами мне нравится», — признается девушка у рекламной стойки, где развевается флаг Албании.

Македонский священник, представлявший собственное монастырское вино, уверен, что албанцами руководят американцы. «А они этого не понимают», — добавляет он. Для него это тоже больная тема: в Северной Македонии около 25 процентов населения — албанцы, а страна уже вступила в НАТО.

Представитель Албании раздавал рекламные буклеты, в которых Косово обозначено как независимое государство. «Почему вас это смущает? Мы же признаем Приштину, поэтому и на картах так отмечаем. Ну и сербов мы ведь не туда зовем, а к себе», — объяснил он с улыбкой. Действительно, Албания — популярное туристическое направление для сербов. Там дешево и ехать недалеко.

Национальный вопрос

Лучше всего отношения у Сербии складываются с Северной Македонией. Правда, уточняют сербы, это потому, что Белград удовлетворяет все желания Скопье, не прося ничего взамен. Например, в мае Сербская православная церковь признала автономию Македонской и восстановила с ней каноническое общение.

Вообще, многие здесь склонны считать, что почти все соседи тоже сербы, но заблудшие. Хорваты зачем-то перешли в католицизм и поэтому объявили себя отдельным народом. Босняки — сербы, принявшие ислам. Македонцы — сербы, живущие на границе с Болгарией. Черногория — вообще древнее Сербское королевство. Лишь албанцы другой этнос. Из-за Косово их зачастую называют бандитами или террористами.

И хотя в Косово времена этнических чисток остались в прошлом, это не значит, что тут теперь живут дружно. Сербы, например, жалуются на закрытие школ с родным языком, перебои с электроэнергией и периодические полицейские рейды — во всем этом они видят попытки выдавить их из спорного региона. К тому же очень распространено мнение, что албанцы специально рожают по десять детей, чтобы доминировать в Косово.

Но сербы не хотят ни с кем воевать. Слишком свежи в воспоминания о 1990-х. А белградская молодежь и вовсе достаточно равнодушна к проблеме Косово.

«У меня есть друзья-косовары, я с ними познакомилась через интернет. Мы отлично общаемся, и у нас никогда не возникало никаких ссор из-за политики. Я, безусловно, за вступление в Евросоюз. Но сейчас намного важнее побороть коррупцию и усмирить консервативную часть общества, которая угрожает правам меньшинств и позорит Сербию», — говорит 20-летняя студентка факультета журналистики Мария. Обретет Косово независимость или останется в составе Сербии — ей все равно. Лишь бы никого не убили.

Это Балканы — тут славяне столетиями жили вместе с турками, воевали, женились, развлекались… Иногда вообще сложно понять, кто перед тобой», — согласен с Марией смотритель Национального музея Сербии.

Люди с похожими взглядами контролируют до трети парламента Сербии. Национал-патриоты и консерваторы, у которых большинство, считают их главной угрозой для суверенитета. Вучичу приходится лавировать между этими лагерями, чтобы сохранить политическую и экономическую стабильность. При этом ни левые, ни правые большой любви к президенту не питают. Одни считают, что он сдает национальные интересы, заигрывая с Западом и той же Албанией, другие — избегает конфликтов с консерваторами и теряет время для реформ.

После начала спецоперации на Украине в Сербию приехало около 30 тысяч россиян. В первые месяцы некоторые из них пытались проводить акции в поддержку Киева, но это быстро прекратилось. То ли активисты разочаровались, что не могут собрать больше нескольких десятков человек, то ли новостной фон изменился. Весной были президентские и парламентские выборы, летом всех взбудоражило обострение в Косово, затем вспомнили про «Евро-прайд», на котором соберутся несколько десятков тысяч представителей ЛГБТ со всей Европы.

Одна из мигранток открыла в Белграде кафе, в котором периодически устраивают спектакли на русском языке. Туда приходят вместе с детьми, но политику не обсуждают. В основном люди приехали из-за санкций — они больше не могут вести бизнес в России, поэтому решили перебраться поближе к клиентам и под защиту государства, которое не станет враждовать с Москвой, как, к примеру, Прибалтика. В Белграде их все устраивает — не смущает ни массовая поддержка спецоперации среди сербов, ни соответствующие надписи на стенах и заборах. Наоборот, они отмечают хорошее отношение местных к детям и их любовь ко всему русскому.

Россия для сербов действительно очень важна. «За 500 лет только Тито пытался оторвать нас от Москвы. Русские оказали огромное влияние на нашу историю, культуру и государственное строительство. В итоге мы пришли к выводу, что можно делать все, если это приносит выгоду, но ссориться с Россией нельзя», — объясняет сербский политолог Владимир Кршлянин.

Однако Запад не сидит сложа руки. Американцы и европейцы пытаются склонить сербов на свою сторону через подконтрольные СМИ, некоммерческие организации и деловые контакты. В результате студенческая молодежь, как правило, ориентирована на Евросоюз — все учебники составлены по западным образцам. Интеллигенция и крупный бизнес в основном смотрят туда же. Оплот русофилов — простые люди, которые много и тяжело работают.

И их пока достаточно, чтобы Белград оставался среди немногих друзей Москвы в Европе. Соцопросы показывают, что около 80 процентов граждан республики выступают против антироссийских санкций, примерно половина поддерживают спецоперацию на Украине и лишь около семи процентов на стороне Киева, отмечает автор статьи для издания «РиаНовости»

**************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** ****************************************************************************************************