ruserbia.com

Сербы в ЧВК «Вагнер»: решительность и верность слову

Жизнь штука удивительная, она постоянно преподносит сюрпризы – приятные и неприятные, то сорвется давно запланированная встреча или поездка, то в твои будни ураганом ворвется человек с такой яркой судьбой, что дух захватывает, то давно знакомый товарищ приоткроет мир с совсем другой стороны.

Так получилось и в этот раз, как-то незаметно у костра разговорились с давним знакомым, с которым не виделись несколько лет. Но спросил, занимаюсь ли я по-прежнему темой Балкан, а то ему тут за пару-тройку лет пришлось несколько раз столкнуться с сербами и эти люди смогли его удивить.

Но для начала расскажу о моем собеседнике. Зовут его Владимир, родом он из небольшого поселка в Волгоградской области, рос обычным пацаном, гонял с мальчишками, прилежно учился в школе, любил химию, физику, математику и, как ни странно, русский язык и литературу, был привычен к сельскому труду, да и вообще работать начал рано, сменил много различных профессий, отслужил в армии, остался на контракт… А потом нашел свое призвание…

Дальше, пожалуй, приведу его рассказ.

– После школы поступил в Волгоградский политех на специальность инженер-технолог литейного производства, но не доучился. У нас ведь как, обычному рабочему человеку трудно пробиться в жизни, если его никто не толкает, мне всего приходилось добиваться самому, сменил несколько профессий: альпинист, промышленный альпинист, штукатур-маляр, еще несколько. А потом, после отчисления из ВУЗа, была служба в армии, после служба по контракту по специальности военный спасатель в Санкт-Петербурге.

– Помню, ты как-то говорил, что работал даже бортпроводником?

– Да. Сначала я работал в аэропорту, захотелось стать проводником, почти год проходил подготовительные курсы и получил эту специальность, потом работал стюардессой (смеется) полноценный год. Но по личным идейным принципам и соображениям ушел из этой профессии в истинно мужскую, связанную с военным делом во всем нам известную военную компанию, которая у нас присутствует в России.

– Я тебя правильно поняла, ты пошел в ЧВК «Вагнер»?

– Да. Я, как и остальные претенденты, прошел жесткий отбор, потом учебка, сдача экзаменов и только после этого меня сочли годным и подписали со мной контракт. И было это в далеком 2020 году.

ruserbia.com

– А можешь сказать, где ты бывал?

– Нет (опять смеется). Это были Сирия, Ливия, Центрально-Африканская Республика.

– Расскажи о своих сослуживцах. Какие у вас сложились отношения в коллективе? Извини, что я тебя спрашиваю об этом, но сам знаешь, сколько мифов сейчас ходит вокруг «музыкантов», а вот ты тут сидишь передо мной и запросто отвечаешь на вопросы, думаю, что и читателям будет интересно узнать, что есть правда, что есть вымысел.

– Да ладно, не парься))). Отношения у нас в коллективе были рабочие. Сложность в том, что круг общения очень ограничен, выбирать приходится из тех людей, что есть рядом с тобой, подходящих именно тебе по духу, навыкам, разуму, идеям, вот таких подтягиваешь к себе, с остальными просто поддерживаешь дружеские нормальные отношения. Это залог нормальной успешной работы и выполнения боевых задач. Это ровные рабочие отношения, ведь изъяны есть у всех, но каждый сам знает свои недостатки и старается не допускать конфликтов или все решать на месте. Ровные рабочие отношения – залог жизни, здоровья и выполнения поставленных задач.

– Расскажи о тех людях, что были с тобой. Кто они, откуда, это граждане России или были и граждане других государств?

– В основном это были граждане России, но были и граждане других государств – СНГ и дальнего зарубежья. Абсолютное большинство из них проявило себя отличными бойцами, но был и негатив.

– Были у нас и сербы, тогда я действительно увидел, что это наши огромные союзники, братья, люди достойные всяческого уважения и похвалы.

– А были ли представители других балканских государств или только сербы?

– Говорят, что были, но я лично не встречался с ними. В моем подразделении были только сербы, мы с ними активно работали, я с ними постоянно пересекался, опыт общения с этими людьми только самый приятный. Хотя, я вот сейчас думаю, что это были не только сербы из Сербии, вероятно, там были и граждане других государств. Я иногда замечал, что сербы не всегда хорошо понимают друг друга, им иногда проще было объясняться между собой на русском, особенно, когда они немного подучили язык. Но нам командир их просто представил, как сербов, а кто и откуда конкретно, мы не знали.

– Наверное, это так же, как для всего остального мира мы все русские, и не важно, татарин ты, якут или дагестанец. А ты с кем-то из сербов подружился, может быть, ты успел побывать на Балканах?

– На данный момент, к моему огромному сожалению, я еще не побывал в этом чудесном краю, но это обязательно случится в будущем. Меня очень приглашал в гости мой друг Деян. Как только представится такая возможность, я сразу поеду к нему. Мы служили вместе с ним, у него закончился контракт и он вернулся на родину.

– А можешь подробнее рассказать о тех сербах, что служили с тобой?

– Я не буду называть их имена или говорить о ком-то конкретно, скажу только, что эти люди достойные всякого уважения, отважные, люди без задней скорости (так у нас говорят о тех, кто работает только на результат), люди, которые следят за своими словами. Они прекрасно понимают русский язык, но не всегда могут на уровне ответить, и если кто-то из новичков плохо понимает, то более опытные товарищи ему переводят. Что еще заметил, они очень воспитанные люди, если находятся в компании русскоязычных, то никогда не будут вести свои разговоры на своем языке, они будут говорить на русском, в отличие от некоторых наших соотечественников, что даже в общем разговоре используют свой непонятный всем язык. А с сербами у нас всегда было прекрасное взаимодействие, работа налажена отлично, а новые бойцы очень быстро адаптировались. Сербы самые настоящие мужчины, самые настоящие воины.

– Ну, я примерно поняла, какое у тебя сложилось впечатление о сербах, как о людях, а каковы они, как бойцы? Как проявили себя в сложных ситуациях?

– Я скажу за себя, именно то, что я видел, то, что сам наблюдал, сам слышал. Мне мои друзья говорили, что знают сербов только с самой наилучшей стороны. Я сам увидел, что это те люди, которые в самой критической обстановке дают наилучший результат, которые ошеломляли противника, выполняли сверхнормы, сверхзадачи, уничтожали бронетехнику противника, личный состав. Еще момент. У нас в принципе так налажена работа, что своих никогда и ни за что не оставляем, даже если не можем своих вытащить в данный момент, то все равно в любом случае вытащим через день, через два, через неделю, но мы их заберем. А вот сербы своих вытаскивали из пекла, что называется «прямо сейчас».

– А можешь рассказать какой-то случай?

– Это было не так давно, локацию называть не буду. Шла легкая бронетехника противника, она очень сильно нас подавила, жесточайший обстрел из БМП, даже головы поднять нельзя было. Поднял голову – все, ты труп. Один из сербов взял РПГ у убитого солдата противника и отработал вражескую БМП, она как раз стояла очень удобно для выстрела. БМП была прикрыта пехотой, экипаж попытался натиском нас вытеснить, но благодаря сербу это не получилась. После удачного попадания машина противника взорвалась, пехота получила “дизморал”, а мы активно поднялись и пошли штурмить и зачищать местность дальше.

– Ээээ…. Я, наверное, что-то не понимаю, но почему это что-то необычное? Боец на поле боя нашел годное вооружение, пусть вражеское, и использовал его против врагов…

– Дело в том, что противник часто минирует трупы, минирует само брошенное вооружение или какие-то предметы, ставятся очень хитрые мины-ловушки, потому это очень большой риск, подобрать такое вооружение. Еще один момент – гранатомет был какой-то незнакомой системы, нужно было разобраться, как из него выстрелить, точно навестись, а на все про все у серба было всего несколько секунд. Все было быстрее-быстрее, на свой страх и риск, но он отлично справился. Вот дай его мне, вопрос, разобрался ли я бы так быстро, а человек мгновенно принял решение, разобрался, снял с предохранителя, отработал, скинул (гранатомет был одноразовый). В горячке боя это было, как обычная работа, а потом, когда прошло немного времени, мы все, конечно, дико удивились его удачливости. И все ребята его потом очень благодарили и давали самую высокую оценку его действиям.

– А сербы не знакомили вас со своими обычаями, может быть, кухней?

– Я уверен, что парни с радостью познакомили бы нас и с кухней и с обычаями, но они же нас не встречали дома, мы встретились на передке. А на передке рацион один – что нашел, то и ешь (смеется). Так что, нам всем приходилось довольствоваться только разговорами, они называли национальные блюда, но, если честно, из-за своей памяти, из-за травм и контузий, я не помню названия. Но думаю, что когда приеду в Сербию, то в процессе общения и дегустации все вспомню (опять смеется).

ruserbia.com

– А можешь назвать какие-то черты. Присущие именно этому народу, положительные или отрицательные? Исходя из опыта твоего общения.

– Я вопрос понял. Лично для меня – это черта сугубо положительная и национальная сербская – эти люди требуют отвечать за свои слова, но и взамен они отвечают так же. Сказал – будь добр сделать или отвечать за каждое сказанное слово. То есть пустословить при них, а тем более в разговоре с ними я категорически не советую, вы можете понести соответствующее наказание. Но если серб сказал, он сделает, такое впечатление сложилось лично у меня, не знаю, как у остальных. Это то, что по факту мы, русские, потеряли, я считаю, а они прекрасно сохраняют и правильно указывают на наши ошибки, ведь мы братья, потому должны прислушиваться.

– То есть, у сербов, с которыми ты общался, нет такой иррациональной и слепой любви к России? Они замечают наши ошибки и говорят об этом? О каких наших не очень хороших чертах они говорят?

– Да, у моих знакомых парней не было слепой любви к России, они отмечали такие наши черты, как пустословие, много говорим и мало делаем, кто-то что-то сказал и забыл сделать, придумал кучу отмазок… Но здесь еще нужно учитывать, что Россия – страна огромная и менталитет людей порой сильно отличается от региона к региону. А Сербия страна небольшая, потому не важно из какого он уголка своей Отчизны, он будет следить за своими словами и все, что серб сказал, он сделает и его не волнует, как он это будет.

– А много сербов ты встречал?

– У нас в подразделении был взвод, это около 50 человек. Это те люди, которые, как только началась специальная военная операция на свой страх и риск приехали сюда добровольцами, помогать русским братьям.

– А вы сними говорили о их мотивации? Зачем они приехали?

– Да, у них была четко выраженная позиция: «Мы приехали защитить, помочь, ведь это не только война Украины и России, это Третья Мировая война против коллективного Запада, против его каких-то гнутых и непонятных ценностей, принуждения к его образу жизни. Им, как и нам, такой мир не нужен.

– А до начала СВО ты с сербами по службе встречался?

– Да. Я встречал сербов и ранее, скажем так, в дальнем зарубежье, но это были единичные случаи, но все черты национального характера им были присущи в полной мере, ну, это то, что я видел. Просто потом их стало больше и некоторые их особенности стали более заметны. Скажем проще, я не видел ни одного серба, который вел бы себя как-то негоже.

– Ты сейчас в отпуске?

– У меня закончился контракт, я в отпуске по ранению.

– Планируешь продолжить контракт?

– Да, планирую, но сейчас главное – восстановить здоровье. А потом, если я буду нужен Родине, готов стоять за ее интересы и далее. К тому же, сейчас в Сербии идет вялотекущая война, если она перейдет в горячую фазу, то я непременно приеду к своим братьям и буду сражаться с ними плечо к плечу за сербский народ. Ну, а сейчас для меня главное – это здоровье и общение с близкими. Потом, коль в зоне СВО будут справляться без меня, то я поеду туда, где я нужнее, где действительно нужны мои навыки и умения, отдам братский долг сербскому народу.

– Хочешь сказать что-то читателям портала РуСербия?

– Да. Всегда боритесь до конца, враг будет разбит, Победа будет за нами.

Я хочу пожелать воину Владимиру скорейшего выздоровления, воинской удачи, надежных друзей и всегда выбираться из всех передряг с минимальными потерями. И до встречи в Сербии!

 

Елена Шахова, заместитель командира поискового объединения «Крутояр», член регионального совета Поискового движения России и Военно-исторического общества, специально для портала «О Сербии по-русски».

**************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** ****************************************************************************************************