ruserbia.com

Что может ждать Сербию после введения или отказа от санкций против РФ?

В последние дни в Сербии целый хор аналитиков и политологов убеждает сербов в том, как важно ввести санкции против России. Если не ввести санкции, то по их словам, Сербию жестоко накажет Евросоюз, а если ввести, то Россия просто обидится и более никаких последствий для Сербии не будет, поэтому нужно отринуть эмоции и думать об интересах страны.

Член Сербской прогрессивной партии, депутат Скупщины прошлого созыва Милош Банджур отреагировал на заявления коллеги по партии Драгана Шормаза о необходимости введения санкций против России.

Перевод ответа Банджура из сербской газеты»Данас» опубликовало издание «О Сербии по-русски»:

В Сербии появились многочисленные пронатовские аналитики, так что господин Драган Шормаз почувствовал, что его работа под угрозой.

Человеку приходится бороться с многочисленными конкурентами, так что критика Министра Вулина стала точным попаданием в их систему ценностей, в то, что высоко ценят в местах, важных для Шормаза.

Министр Вулин, хорошо зная свой народ, отреагировал так, как думает большинство сербов.

Сербы не подчиняются шантажу и реагируют на ультиматумы не так, как от них требуют, а наоборот.

В этом суть заявления нашего министра, на которое отреагировал Шормаз.

Шормаз говорит, что «политики давления не существует (имея в виду ЕС), а существуют ожидания, так как мы своей волей стали кандидатом на членством в ЕС и потому на этом пути должны делать все то, что делают наши партнеры!»

В этом к нему присоединяется и Илия Животич, новый член и, как это часто у нас бывает, сразу функционер Сербской прогрессивной партии. Так ли это?!

Сербия кандидат в членство, а не член!

У кандидата и члена разные обязательства, а в особенности мы не обязаны вести одинаковую внешнюю политику и политику безопасности.

До 2021 года было открыто 18 из 35 глав переговоров и только в конце 2021 года открыт кластер 4, содержащий четыре главы.

За все это время только две главы были закрыты временно и ни одной окончательно.

С учетом этой динамики встает вопрос — а сколько весь этот процесс продлится?!

Для открытия главы, а по новой методике — кластера, необходимо согласие всех стран-членов ЕС.

Это значит, что переговоры может заблокировать любой член ЕС, имеющий «нерешенные» вопросы со страной — кандидатом и решивший, что вступление данной страны противоречит его интересам. С Хорватией в качестве соседа, отнюдь не благоприятно расположенного к Сербии, у процесса переговоров появляются черты крайней непредсказуемости.

Позиция ЕС по присоединению Сербии и стран Западных Балкан переменчива.

В Евросоюзе мы наблюдаем полемику по вопросам расширения.

Кто гарантирует, что этот вопрос не будет поднят вновь? Прием в ЕС не зависит только лишь от выполнения условий, но и от политической воли стран-членов.

Пример — Румыния и Болгария, которые «внезапно» были приняты в ЕС по ясным геополитическим причинам НАТО.

Целью было отсечь Россию от Балкан, Адриатического и средиземного морей.

Хорватию приняли в ЕС после изгнания 250 000 сербов и изменений Конституции, в которой сербский народ был вычеркнут из числа государствообразующих народов.

Хорватия была принята без высказывания позиции власти и общества по поводу геноцида над сербским народом во Второй мировой войне, несмотря на возвеличивание усташества и творцов политики геноцида.

С другой стороны, Сербии ясно говорят, что условием для ее принятия станет «всеобъемлющее и юридически обязывающее соглашение о нормализации» с так называемым Косово.

С учетом того, что, как мы знаем, Приштина в переговорах ведет себя ультимативно и крайне деструктивно, это условие стимулирует ее продолжить подобные действия, рассчитывая на то, что Сербия примет все ее требования ради того, чтобы оказаться среди стран-членов ЕС.

С учетом всего перечисленного, мы не знаем, завершится ли процесс присоединения за 10, 20, 30 лет или вообще никогда.

Почему же тогда Сербия должна вести себя так же, как и все члены ЕС?

Тезис, который проповедники НАТО выдвигают в последние дни через национальные СМИ — что Сербия стоит перед выборов «санкции против России или экономический крах» — это наглая ложь!

fondsk.ru

И вот почему.

Введением санкций против России, Сербия совершила бы экономическое и политическое членовредительство!

Используя беспошлинные преимущества, Сербия ежегодно экспортирует в Россию более чем на 900 миллионов евро, прежде всего сельскохозяйственной продукции.

Санкции против России означали бы, что Сербия должна искать для этих товаров новые рынки.

Из России мы импортируем прежде всего энергоносители, 20% нефти, для которой есть альтернатива и 100% природного газа, для которого альтернативы нет.

Если мы присоединимся к санкциям, Сербия должна будет выкупить более 56% Нефтяной индустрии Сербии, долю российской «Газпромнефти» в этой компании, так как компания с российским капиталом по условиям западных санкций не сможет тогда работать в Сербии.

Русским принадлежит 51% акций «Банатского Двора» — единственного газохранилища в нашей стране и 51% «Газтранса» — трассы «Балканского потока» через Сербию.

Это значит, что и хранилище и данная транспортная система должны будут найти нового владельца.

По принципам политкорректности было бы логичным, чтобы покупателем стало государство Сербия, но возникает вопрос — на какие деньги?

Кредиты подразумевают выплаты и проценты, что в подобном случае стало бы тяжелым грузом для государственного бюджета и впустую выброшенными деньгами.

Отдельной проблемой стала бы цена природного газа.

В конце мая завершается шестимесячное продление долгосрочного контракта с Россией и Сербия с июня будет покупать газ по ценам нового долгосрочного контракта.

Санкциями Сербия продемонстрировала бы открытую политическую вражду по отношению к России.

Наши санкции не нанесли бы России экономический ущерб, но политически и морального ударили бы и по Сербии (или ее правящему режиму) и вычеркнули бы ее с позиции российского стратегического партнера

Последствиями стала бы многократно большая цена природного газа, которая соразмерно увеличила бы цены отопления для домохозяйств и бюджетных пользователей и ослабила бы конкурентоспособность отечественного бизнеса.

У Сербии сейчас самая низкая цена природного газа в регионе, это означает самые низкие траты на энергию, а благодаря низким тратам на энергию в ходе производства мы особенно интересны иностранным инвесторам.

Это дополнительный повод для того, чтобы старые остались, а новые пришли.

Местные проповедники НАТО продвигают тезис о том, что если Сербия не введет санкции против России, то западные инвесторы не только прекратят инвестировать у нас, но и выведут существующие фабрики и тем самым более полумиллиона людей останутся без работы несерьезны, но оказывают серьезный пропагандистский эффект.

Во-первых, зачем ЕС вводить подобные санкции только за то, что Сербия не следует их политике по санкциям против России?

За исключением Запада большинство стран планеты не вводят санкции против России, в том числе и те, где значимы инвестиции Германии и ЕС, например, Турция.

Будет ли ЕС вводить против всех этих стран суровые санкции в виде отзыва существующих инвестиций и отказа от новых?

Конечно нет!

Гипотетически самым жестким ответом ЕС может стать «замораживание переговорного процесса», о котором и так неизвестно завершится ли он когда-нибудь, с учетом всех перечисленных причин, а в особенности главы 35, касающейся «нормализации отношений с так называемым Косово».

Замораживание переговорного процесса могло бы привести к прекращению помощи для стран-кандидатов, но и не более того.

Благодаря мудрой политике опоры на нескольких стратегических партнеров, Сербия стала полем, на котором соревнуются сильнейшие.

О том, что ЕС не откажется так легко от Сербии говорит и конкуренция с Китаем в строительстве дороги Белград — Ниш — Прешево.

Когда уже стало известно, что эту дорогу построит Китай, ЕС примчался с предложением, от которого не отказываются: выгодный кредит и грант в 700 миллионов евро, то есть около 40% от общей стоимости проекта.

Евросоюз должен уважать наши особенности, если мы действительно ему нужны.

К ним относятся и наши стратегические отношения с Россией и Китаем, до сих пор нашими единственными союзниками.

Заводы приходят в Сербию не потому, что Сербия кандидат на членство в ЕС, а потому, что власти Сербии обеспечивают наилучшие условия для инвестиций (транспортную инфраструктуру, налоговую стабильность, лучшие субсидии, безопасность инвестиций…)

Низкая цена энергии большой дополнительный повод для любого инвестора.

Немецкий производитель шин «Континентал» у которого есть производство в России, крупнейший поставщик шин на российский рынок, после месячной паузы из-за политического давления сообщил, что продолжает производство.

Таким образом, бизнес из ЕС даже в самой России пробивает политические барьеры.

Недавние заявление европейских лидеров о том, что в предстоящие годы они не обойдутся без российского газа, означают, что и нам они не запретят его покупать, вопреки всему тому, что говорит Шормаз.

Сербия получает газ с двух направлений.

Гипотетически, если Болгария решит не покупать российский газ, она не может помешать покупать его и Сербии.

Производство, транспортировка и газоснабжение в ЕС полностью разделены и уважая правила транспортной системы она не может быть использована для санкций.

В остальном, о чем говорит тот факт, что ЕС всего пару недель назад решительно отказался, а теперь согласился принимать плату за газ в рублях?!

Внешнеполитические последствия наших санкций против России означали бы, что мы «рубим сук, на котором сидим».

Защита Россией Резолюции 1244 и вето, которым Россия обладает в Совете безопасности ООН, имеют неоценимое значение для защиты Косово и Метохии и сербского народа на Балканах, учитывая положение Республики Сербской в Боснии и Герцеговине.

Внутренние политические последствия решения ввести санкции представляли бы собой раскол общества и дестабилизацию с огромными и неизвестными последствиями.