Кирилл Борщев и сербские эксперты о «пороховой бочке Европы» — INFO-BALKAN.RU|Сербия|Балканы|

mosds.mos.ru

Кирилл Борщев и сербские эксперты о «пороховой бочке Европы»

На фоне обострения политического кризиса в Боснии и Герцеговине снова заговорили о возможном возобновлении замороженного военного конфликта. Но на самом деле в Балканском регионе, а именно на территория бывшей Югославии, в той или иной существует несколько точек напряжения, видимое спокойствие в которых может закончиться совершенно внезапно. Поговорили с экспертами о том, какие точки нестабильности существуют сегодня Балканах и где потенциально могут вспыхнуть конфликты в ближайшие годы.

Заместитель председателя координационного совета российских соотечественников Сербии Кирилл Борщев:

— Серьезный вопрос. Потому что Балканы ведь не зря назывались «пороховой бочкой Европы», и таковыми они остаются. Проблемы есть в Македонии, и я не исключаю, что там может случиться война в ближайшее время. Есть даже проблемы у Черногории с албанцами. Более-менее «холодная война» идет у Сербии с Хорватией, но новой войны не предвидится, потому что Хорватия – член Евросоюза. А вот два ярких очага нестабильности, связанные с Сербией – это Косово и Босния, как ни странно, потому что 49% территории Боснии – за Республикой Сербской. Проживающие там люди со времен Югославии себя считают частью Сербии. И их мечта – воссоединиться с Сербией. Боснию от распада удерживают только внешние силы в лице верховного представителя. В Боснии ситуация может быть даже взрывоопаснее, чем на Косово. Сербов на Косово осталось мало. Сами они воевать не будут, никакой партизанщины и «палестинского» варианта не предвидится. Сербия, конечно же, тоже не станет воевать с Косово (хотя и «раскатала» бы их за неделю, если не меньше), потому что война с так называемой «республикой» — это война не против каких-то террористов, а против всего западного мира. А вот Босния – другое дело. Все может вернуться к варианту 1992-1995 года: три народа, которые друг друга терпеть не могут, держат силой в «общей квартире». В этом плане Босния опаснее, чем Косово. В Косово, несмотря на все заявления Белграда, все предрешено. А в Боснии ничего не ясно, даже с точки зрения международных договоров, тем более, что все очень хлипко с точки зрения единства страны. И если произойдет взрыв, Сербия, так или иначе, может косвенно быть втянута в этот конфликт.

А вот у Македонии вообще есть неплохие шансы опередить Боснию. Там, опять-таки, проблемы с албанцами: 20% страны контролируют они. Это северные и северо-западные районы страны, граничащие с южной Сербией (где также живут албанцы), с Косово и самой Албанией. Все, что происходит сейчас в Македонии – растущие претензии албанцев на свои права, с которыми македонцы под давлением запада соглашаются. Есть места компактного проживания, где только албанцы во власти, албанский язык там обязателен, как второй государственный. В Скопье даже вывески на правительственных зданиях дублируются на албанском. Полиция обязана знать в минимальном объеме албанский язык. Все дело идет к тому, что албанцы просто укрепят свою власть на местах, потом произойдет какое-то объединение «албанских» муниципалитетов на западе Македонии, и все закончится федерализацией страны. А затем они получат «косовский» вариант. В ближайшие лет 10-15 Западная Македония зайдет под абсолютный албанский контроль. И если македонцы попытаются сопротивляться, их очень быстро «сомнут». Потому что любое уверенное и жесткое действие македонских властей – будь то реакция на какое-то убийство, подавление террористической ячейки – вызывает всеобщий албанский бунт в стране, который выливается в уличные протесты, тут же поддерживаемые диаспорой в Сербии, на Косово, в самой Албании. И Запад всегда делает ставку на албанцев.

В 2015-м в Македонии начиналась вторая война (первая была в 2001-м). В Македонии тогда раскрыли террористическую ячейку в одном из северных городов на границе с Сербией. Три дня шли бои с применением техники. Албанских террористов перебили, но та часть, которая сумела уйти, уже через несколько дней в Приштине давала интервью, а погибших хоронили с почестями как героев. А македонцам сделали выговор, что они слишком жестко отреагировали, задействовав тяжелую технику и авиацию и потеряв убитыми десять человек личного состава военнослужащих армии.

Скопье любит заявлять о своей самобытности. Но сегодня в центральных районах старой части города стоят албанские флаги, памятники и муралы террористам АОК (террористической Армии освобождения Косово)! И никто ничего убрать не может. Это заигрывание рано или поздно кончится. Вариант избежать войны – добровольно все албанцам сдать. Но в Македонии есть люди с гордостью и честью, которые не отдадут часть своей родины. И как только война разразится в Македонии, ее может подхватить Прешевская долина в южной Сербии, которая населена албанцами. Когда была война на Косово, в Прешевской долине также велись боевые действия с меньшей кровью и сербы это сумели задушить. И если что-то начнется в Македонии, вполне возможно, что пламя войны перекинется и в Сербию.

Политолог Александар Джокич:

— В данный момент все балканские государства, кроме Республики Сербия и Боснии и Герцеговины, входят в состав НАТО. Будучи частью одного военного альянса, пока он прочен и стабилен, военные конфликты невозможны. Большинство балканских стран также входит в состав Европейского союза, а все стремятся войти в его состав – это стратегическое внешнеполитическое стремление всех государств Западных Балкан, включая Сербию. Все страны Западных Балкан в экономическом смысле зависят от Евросоюза, в первую очередь от Германии. Единственная возможность вспыхивания военных конфликтов – это резкое изменение данной структуры НАТО-ЕС на Балканах, что в краткосрочной перспективе нельзя ожидать. Возможны внутриполитические конфликты, массовые протесты, возможна мирная федерализация Македонии, к примеру, но военные конфликты маловероятны. Даже в случае, если бы албанская политическая элита в Косово устроила новые погромы, подобные погромам против сербского населения 2004 года, Сербия бы не вмешивалась в данный процесс военным путем, потому чтобы это привело бы или к военной интервенции западных сил против Сербии, или введению тотальных санкций против упомянутого государства. У балканских политиков время от времени может быть замечен агрессивный популистский дискурс полный угроз, но элиты всех балканских стран четко осознают красные линии, которые им западные лидеры не позволят перейти.

Доктор политических наук, профессор Стеван Гайич:

— На юге центральной Сербии, в областях, которые граничат с нашим автономным краем Косово и Метохия, ныне находящегося под управлением ООН в соответствии с резолюцией 12-44, нет никаких столкновений, и я их не ожидаю. Насчет Македонии могу сказать, что там целенаправленно ведется (иногда медленнее, иногда быстрее) осуществление «плана Гитлера» по оккупации этой территории. Во время Второй мировой войны эта часть Королевства Югославия, Восточная Македония, была оккупирована болгарами, а Западная Македония – албанцами. Албанцы сегодня фактически контролируют 50% бюджета страны. Об этом мне сообщили несколько моих источников. Но я это не могу доподлинно подтвердить конкретными фактами. В любом случае – македонцы утратили свое национальное государство, и теперь Македония – государство двунациональное.

Все началось с Преспанского соглашения, когда название страны стало звучать как «Северная Македония», что было сделано руками премьер-министров Греции и Македонии Алексиса Ципраса и Зорана Заева. Народ смотрит на это событие с такой горечью, что даже называет тех, кто поддерживает режим Заева «Северджанией» или «Север-джан». С другой стороны – албанцы. В Македонии грядет перепись, и многие говорят, что будут манипуляции, к тому же, население страны буквально бежит за рубеж, как и везде на Балканах. Албанцев уже давно не так много, и рождаемость не так высока как 10-20 лет назад. Отсутствие экономических перспектив также влияет на то, что люди покидают страну независимо от национальности. И еще один «давящий» фактор – болгарский. Официально болгарское государство начало шантажировать Македонию невозможностью их вхождения в Евросоюз, если македонцы не признают болгарское толкование их истории.

Вместе с тем сербская власть, которая хотя и вредит сербскому народу и нашей безопасности, сделала на территории бывшей Югославии одну великолепную вещь – раздала совершенно бесплатно вакцину другим странам. И в то время, когда Македонию давят со всех сторон, Сербия ей эти вакцины раздает.

Думаю, что одна из главнейших причин прихода Ципраса к власти – в интересах Альянса. Потому что Ципрас не защитил права рабочих, сильно навредил Церкви и подписал Преспанский договор, которым не был доволен ни греческий народ, ни македонцы. Главное, что после изменения названия страны Греция не могла препятствовать вступлению Македонии в НАТО. Для Альянса все равно, как будет называться Македония, главное, чтобы у страны не было юридических препятствий для вступления. Сменили название – вступили в НАТО. После этого главную риторику ведет не столько Зоран Заев, сколько «министерка» обороны Радмила Шечеринска. Заев и Шечеринска – они как кризисные управляющие во главе фирмы, которая закрывается на основании банкротства.

Босния и Герцеговина сейчас находится на очень высоком уровне напряженности. Уходящий глава офиса верховного представителя австриец Валентин Инцко буквально продавил закон об уголовной ответственности за отрицание геноцида сербов в отношении мусульман в Сребренице. И эта история всколыхнула всех сербов – и оппозицию, и власть, которые после длительного времени нашли между собой общий язык из-за появления внешней угрозы. Они отказались исполнять этот «закон», сказав, что не могут арестовать миллион сербов. Более того, Милорад Додик, де-факто лидер сербов в БиГ, сказал, что полиция Республики Сербской будет защищать граждан от возможного ареста.

Беседовал Владимир Басенков

Источник