В 1914 году русский писатель Леонид Андреев выразил отношение Сербов к русским так: «И вот еще что не забудьте, думая о сербах: в Сербии нас любят, искренней и почти нежной любовью…Последний ковер они постелют под ваши русские ноги, отнимут от своих голодных уст последний кусок хлеба – и с божественной сердечностью бедняка угостят вас, драгоценнейшего гостя из милой России. Молясь Богу, кого они упоминают в молитве прежде своих детей? Россию».

Анализ общих процессов столетия, вплоть до конца XX века, показывает, что безграничная сербская любовь к русским осталась без должного ответа. Отношения двух народов развивались поначалу по каналам их православных церквей. Главными посредниками между близкими народами стали сербские монахи, после того как Сербия попала под турецкое иго в 1459 году. Они в русских центрах распространяли идею обновления Сербского царства и при этом с восхищением говорили о России как о Третьем Риме. Средневековые отношения развивались и благодаря некоторым выдающимся деятелям, в основном из мира сакрального искусства. Начиная с XVIII века ,осуществлялось и небольшое военное сотрудничество, ставшее намного шире и активнее в XIX столетии.

Во время сербско-турецкой войны 1876 года во многих губерниях России были созданы славянские комитеты. Они собирали добровольные пожертвования сербам из Сербии и Черногории деньгами, вещами, медикаментами. В госпиталях работали русские врачи и сестры милосердия из числа добровольцев.

Летом 1876 года на помощь сербам прибыли 6 000 солдат и офицеров русской армии. Добровольцам в России оказывалась всяческая помощь для беспрепятственного переезда на Балканы. В боях за Сербию погиб русский доброволец Николай Николаевич Раевский. Его считают прототипом графа Вронского, главного героя романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина».

Во второй половине XIX века русские консулы в балканской части Турции сообщают об албанских преступлениях над сербами, невиданных по своему изуверству. Память об одном из таких консулов И. С. Ястребове до сих пор хранится в сердцах сербов. В городе Призрен в благодарность ему воздвигнут памятник.

В ходе Первой мировой войны, вплоть до Октябрьской революции, русская политическая и материальная помощь страдающей Сербии Черногории была щедрой.

Приход к власти большевиков обозначил начало конца и России, и Югославии, и сербов как основы югославского государства. Имперский тоталитаризм, с помощью которого Россия совершила свою планетарную гомогенизацию, объединяя различные этносы на базе возвышенной русской идеи о народе, заменен большевистским (сталинским), разрушавшим все созданное прежней Россией. На руинах великой державы под видом «борьбы за национальную независимость» разрушены прогрессивные цивилизационные рамки, которые могли иметь великое будущее в либерально-демократическом и капиталистическом развитии, а созданы условия для бурного всплеска различных видов регионализма и ретроградного национализма. Этот национализм вначале не слишком чувствовался, поскольку его держали в узде коммунистическо-сталинский тоталитаризм и власть террора. Как только они исчезли, ретроградный клерикальный национализм расцвел буйным цветом.

Самым роковым и для Югославии, и для сербов как ее искренних приверженцев был факт, что в Югославии нашли убежище десятки тысяч белогвардейцев, из-за чего Сталин натравливал на сербов всех югославских сепаратистов, включая и прозелитов, настроенных против православия. «Нерусская Россия», т.е. СССР, сделалась полигоном для различных способов использования России против Югославии и против сербов, что происходило в период между войнами, во время Второй мировой войны и после нее, вплоть до конца XX века. В Сербии нашли спасение многие белогвардейцы, цвет русской интеллигенции. Мало того, они получили возможность жить и развиваться под русским знаменем, пользоваться безграничной гостеприимностью короля Александра Карагеоргиевича.

Король Александр принял на себя покровительство над беженцами, способствовал сохранению русской культуры в эмиграции, выплачивая из своих личных средств пособия русским писателям. На те же средства содержались детские школы и пансионы, были воздвигнуты многие русские религиозные памятники. В 1933 году в Белграде был построен Русский дом.

В Русский дом переехали Русский научный институт, Русская публичная библиотека, Военно-научные курсы, Музей русской конницы, русско-сербская мужская и женская гимназии, начальная школа, русское музыкальное общество, Союз русских художников со студиями живописи и ваяния. Тут помещался и прекрасный концертно-театральный зал более чем на 750 мест с исключительно хорошей акустикой. Вход в здание украшали две мраморные плиты с высеченными надписями: на одной –«Императору Николаю II – защитнику Сербии» и на другой – «Королю Александру – защитнику русских».

О русском доме король говорил: «Мы должны сохранить за русскими русскую душу. Смотрите, они приехали со своими семьями. Каждая семья – это народ в миниатюре. Поверьте, русские найдут здесь свою Родину, если их семьи будут дышать русской атмосферой».

Король Александр помог восстановить в Белграде церковь Александра Невского, заложенную в 1876 году русскими добровольцами во главе с генералом Черняевым, воевавшим против турок. В память двух миллионов русских воинов, погибших в Первой мировой войне, он помог воздвигнуть часовню с гербом Российской империи и эпитафией: «Спите, орлы боевые!» А в центре города русские беженцы построили церковь Святой Троицы, где нашел вечный покой белый вождь Петр Николаевич Врангель, умерший в Бельгии, но завещавший похоронить себя в Сербии. (Этот храм пострадал от обстрелов НАТО.) Сербия оказала гостеприимство генералу П. Н. Врангелю и позволила ему сохранить одиннадцатитысячную армию. Русские офицеры продолжали носить форму, некоторые боевые части служили на охране границ. Гвардейский дивизион Собственного Ее Величества Конвоя под командованием полковника А. И. Рогозина, работая на сахарном и лесопильном заводах, сохранял уклад воинской части до 1941 года. На государственном содержании были три русских кадетских корпуса и другие учебные заведения. Русским студентам выдавались стипендии.

Православная Сербия в 20-е годы XX века стала национально- религиозным центром русской эмиграции. Как писал Иван Шмелев, на фоне всей Европы выделялась «одна страна – не из великих держав! – одна христианская страна, была малая Сербия», которая приняла около 70 000 русских изгнанников как православных братьев-славян. Сербия показала «высокий пример чести, братства, совести, благородства, исторической памяти и провидения грядущего…» В Сремских Карловцах осенью 1921 года прошел Учредительный собор Русской Православной Церкви за границей. В королевстве была сохранена величайшая святыня Святой Руси – нетленная десница святого пророка Иоанна Крестителя.

Культурную и научную жизнь без русских трудно было себе представить. «Картографический институт в Белграде состоял сплошь из бывших русских штабных офицеров. Повсюду вы встречали русских железнодорожников, врачей, преподавателей», — вспоминал Я. Трушнович в журнале «Посев». Многие русские интеллектуалы стали элитой сербского общества.

В 1928 году в Белграде прошел съезд русских писателей и журналистов. Король Александр два раза принимал участников съезда.

В королевстве издавалось более двухсот русских газет и журналов, а также выходили замечательные сборники прозы и поэзии, авторы которых тосковали о гибели Отечества.

Белградские опера и балет практически целиком состояли из русских артистов. На многих факультетах высших учебных заведений русские составляли треть, а порой и более половины преподавательского состава. Среди ученых были и известные имена. Красивейшие здания Белграда проектировали и помогали строить русские архитекторы. В историю драматического югославского театра и кино русские актеры и режиссеры также внесли вклад. В музыкальном мире помнят имена братьев Слатиных, в живописи – школу Колесникова.

С приходом коммунистов в 1944 году русская жизнь в Сербии рухнула. Реквизированы музейные реликвии, ценный архив, библиотека (вторая по объему русская библиотека после Тургеневской в Париже). Часть книжного фонда разграблена советскими офицерами, часть как макулатура сдана на переработку. Русская периодическая печать сожжена в котельной.

В 1941 году, когда Гитлер уже сконцентрировал свою армию на границе для нападения на СССР, в Белграде 27 марта было свергнуто правительство, согласившееся с ним сотрудничать; Гитлер не рискнул начать войну с Россией, имея в тылу независимую Югославию, и напал сначала на нее. В результате Югославия, особенно Сербия, поплатилась колоссальными жертвами. Но нападение на СССР было отложено на два месяца – а страшно даже представить себе, как развернулись бы события, если бы немцы оказались под Москвой на два месяца раньше. И таких сплетений история наших стран знает много.

Елена Павловская

**************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** **************************************************************************************************** ****************************************************************************************************